ФЕВРАЛЬ 2014

2.2.14., 8-й час утра (до завтрака)
Вчера эти демоны опять выклянчили оставить им нарды на ночь – и играли не только весь день, но и ночью – уселись уже после 11-ти, в темноте, под светом работающего быдловизора. Хорошо, что хоть недолго играли - мне, слава богу, не пришлось с ними разговаривать на тему освобождения стола, чтобы я мог поужинать… А кофе после обеда я сел пить прямо явочным порядком сразу после того, как пожрали они, – пока быдлячонок не успел еще, как обычно, плюхнуть на только что освободившийся от тарелок стол свои нарды. Кстати, потому ли, что перед едой они теперь, с подачи быдлотаксиста, непременно «чифирят», а уж потом, спустя время, едят, или по какой другой причине, – но только я заметил, что за стол вместе со мной, на свободное место, ни один из них не садится, только вместе, а я ем первым и всегда один, хотя в первые дни появления быдлотаксиста так не было. Зато именно так было осенью, в октябре-ноябре, при владимирском быдляке и дятле-домушнике, после моей заведомо неудачной попытки с помощью жалобы во ФСИН убрать из камеры быдловизор.
Сам я занимался вчера весь день сущей ерундой, – еще парой дней раньше втемяшилась вдруг в башку мысль написать тут брошюру, раз уж времени свободного полно, а заняться нечем. Именно брошюру, для печати, как в старые добрые времена, – хотя кто уж ее сейчас будет печатать-то, когда даже небольшую статью набить некому, по полгода держат, суки, – и к тому же мне почему-то втемяшилось, что рукопись для брошюры должна быть объёмом не меньше тетради в 48 листов. Набросал вчера утром с ходу план, писал с перерывами весь день, – полплана уже написал, получилось всего семь листов, причем большие, важные, казалось бы, темы – типа «педофилии» или наркотиков – занимают вовсе не так много места, как могло казаться заранее. В общем, ясно, что на тетрадь там не наберется, и никто это издавать все равно не будет, и даже набивать не будет, – увы, не тот у меня авторитет среди «друзей», чтобы они свое драгоценное время тратили; если даже и смогу передать тетрадь на волю – так и будет валяться ненабитая, а к 2020 г., к моему освобождению, уже устареет, если тетрадь еще не потеряется до тех пор. Единственный зримый результат – извел на эту писанину вчера хорошую, почти полную гелевую синюю ручку, которой мог бы писать, например, вот этот дневник…

вечер (после ужина)
Весь день мучила опять дикая, прежняя, давно уже не появлявшаяся тоска – и мысль: а не повеситься ли мне, в самом деле? Животные нынешние в камере сонливы, возможность есть… Писать что-то (продолжение вчерашнего) начал только после обеда, ближе к вечеру, и то – плохо, вяло; всё равно – придется бросить этот никчемный труд… Да, прошла жизнь, черт побери, действительно прошла, и ничего нельзя с этим поделать, и ничего, ничегошеньки нет впереди… Ничего не добился я в этой жизни, – ни в личной (это бы еще ладно), ни в общественной, ни книгу не издал, ни партию не создал, ни орден не заслужил… И не предвидится уже ничего никогда, – навсегда… Дай бог, пособие и квартирка в Финляндии, как у Маглеванной, – вот и всё, достойная награда за четверть века политической карьеры… :((( Бессмысленно всё… Хотел написать письмо Эделеву – так и не взялся: зачем?.. Быдлотаксист в камере совершенно невыносим, буянит и хамит напропалую, – правда, быдлячонку, ко мне вообще не обращается, я весь день молчу. При просмотре вечерних новостей из Украины на вопрос быдлячонка: что это за флаг? – про красно-черный флаг УПА, – ответил коротко: «фашистский». :) Что ж, я написал опять заявление начальнику тюрьмы, – опять, опять всё повторяется! – если вызовут, надо будет просить, чтобы убрали из камеры этого уродца, быдловизор, ну и – заделали все-таки окно. Знаю заранее, что вероятность выполнения мразями в пятнистой форме всех этих моих просьб – 0%... :((((
А телеканал «Дождь» таки правильно спросил зрителей – не надо ли было сдать Ленинград, дабы избежать массовых жертв блокады? Недаром «Дождь» клеймят, а про результаты опроса ни слова не говорят: видимо, зрители согласились, что надо было сдать… Хотя – кому теперь это всё говорить? Покойным Сталину и Жданову? Если бы они сдали город – как бы их наследнички 70 лет спустя могли проводить на костях жертв военный парад (сугубо торжественное, праздничное мероприятие) у самых ворот Пискаревского кладбища?..

4.2.14., 8-й час утра (до завтрака)
Неожиданно вызвали прямо вчера утром, до проверки, по моему заявлению – к начальнику. Просидел там почти что до обеда. Прием вел, конечно, не Хорев, а Сорока, его зам. – тот самый, которого Каретникова считает лучшим «мусором», по-моему, во всем московском ФСИНе. Наконец-то я с ним познакомился лично, – хватило ума после разговора спросить его фамилию. Про быдлотаксиста он обещал передать начальнику, про окно и быдловизор – тоже, записал, хотя посетовал, что у нас, мол, спокойная камера – нет даже повода забрать быдловизор. А вот другому зэку, что всё это время сидел со мной на сборке – одессит, бывший офицер-подводник, которого уже встречал я на сборках после «судов» - сказал он, что он состоит в комиссии по распределению на этап, – это очень хорошо, значит, можно будет его через Каретникову просить об этапе поближе, да и мать пускай с ним поговорит. Другой сидевший в том же кабинете зам. – Цуглин – по словам этого одессита, неожиданно признал в нем своего сокурсника по какому-то военно-подводному училищу или институту в Крыму еще в советское время. Одессит, который сам его не узнал бы, этой встречей был немало изумлен. Да, вот уж действительно, тесен мир…
После обеда принесли наконец долгожданную вещевую передачу. Сумку мать нашла, удовлетворяющую только одному критерию – размеру: всё барахло действительно влезло. Но – кроме двух огромных торцевых карманов, больше их там не оказалось вообще (да еще один маленький внутри), так что мелочи вроде щипчиков для ногтей, пакетов и пр., которые всегда должны быть под рукой, рассовать оказалось абсолютно некуда. Да и сама сумка сделана из такого материала, и тряпочные ручки к ней пришиты такие короткие, что, боюсь, уже на этапе, под весом вещей, эти ручки на тех местах, где пристрочены, начнут разрывать в грубые клочья дерматин, из которого сделана сумка. Короче, полное дерьмо!..
Но это было еще не всё. Свежекупленная черная рубашка оказалась мне явно маленькой. Из двух пар спортивных теплых штанов – те, что потоньше, очень хороши по размеру, а те, что потолще и потеплее – налезают с трудом, особенно на поддетые кальсоны. Всё наоборот, – ну что за чертовщина!.. Однако я всё равно был очень доволен, что хоть одни, нормальной длины и теплые одновременно, штаны у меня теперь есть, вместо прежних коротких, – будет хоть в чем ездить в «суд», а в него предстоит тащиться уже завтра, будь он проклят… Чуть-чуть отпустила вчера, как получил эти вещи, тоска, а так – она всё время на страже, жжет и мучает мою душу… За что, за что я сижу, черт возьми?!. М.б., всё-таки взять и повеситься, – эта мысль приходила мне на днях опять несколько раз. Только ведь я, трус и ничтожество, опять не смогу… 2295 дней мне осталось еще мучиться – и не сказать, чтобы потом ждало счастье…

7.2.14., вечер (до ужина)
Пятница. Неделя целая прошла, я ничего не писал, – всё ждал чего-то, не сбывшегося. Тоска…
В понедельник – неожиданно прямо с первого же заявления – вызвали к начальнику. Вместо Хорева принимал, конечно, зам. – Сорока, наконец-то я познакомился с ним лично. Лучший ФСИН-овец, по-моему, аж на всю Москву, по мнению Каретниковой. Я сказал ему, как и собирался, про быдлотаксиста, окно и быдловизор, – ничего не забыл на этот раз. Про таксиста он записал и пообещал передать начальнику; про быдловизор же – посетовал, что, мол, камера у нас спокойная, нет даже причины его забрать… Зато другому, – одесситу, ждавшему приема вместе со мной на сборке по поводу этапа, Сорока сказал, что он входит в комиссию по распределению на этапы. Что ж, значит, именно с ним и именно об этапе поближе надо будет просить поговорить Каретникову, да и мать тоже…
Вторник начался с того, что еще до проверки открылась дверь, вошел «мусор» вместе с парнем из хозотряда, несущим дрель, – и по команде «мусора» парень быстро вогнал два шурупа в окно. Наконец-то !.. Но – на возмущенное бурчание сокамерничков – что, мол, как же теперь проветривать, дышать нечем, воздух спертый и т.д. – сказал, что, мол, поступают жалобы, что холодно; а на – тут же – уточняющий вопрос быдлотаксиста, кто именно жаловался, – ответил: ну, я не узнавал. По-моему, этот «мусор» был и при моем разговоре с Сорокой накануне, – значит, всё слышал, но не сдал. Ублюдок быдлотаксист тут же начал предъявлять претензии мне, – ну да, пока он тут сидит, я один раз имел неосторожность при нем сказать, что, мол, окно надо бы завинтить. Побурчали, этот козел попытался отломать форточку, у него, естественно, не получилось; сошлись на том, что надо написать заявление, чтобы окно опять отвинтили, но писать не стали, – и на этом тема временно заглохла.
На следующий день, в среду, мы с мелким быдлячонком ездили в «суд». Ему дали пять лет за наркоту. У меня – заседание отложили на 14-е, на два часа, т.к. не пришел Трепашкин, заранее приславший в «суд» ходатайство о переносе на тот же день, на 16-45, но «судья», как я и думал, отложил на 14-е, – и, как говорил Бородин, сказал (Бородину же), что, мол, адвокатам теперь придется подстраиваться под «суд», т.к. времени у него осталось совсем мало. Ну да, 12-го марта – полгода, как «судят», но неужели эта мразь успеет до 12 марта вынести и «приговор»?..
Пришла в «суд» и Санникова – и сказала, что ее, оказывается, с бумагой, выданной в «суде», не пустили ко мне в тюрьму, куда она приезжала накануне. Оказывается, надо еще выписку из протокола заседания - о ее допуске защитником; эту выписку она взяла при мне у секретарши «суда» им пообещала быть на днях. Был в «суде» Паша Люзаков, передавший мне потом через мать, что, мол, я пишу абсолютнейшую ерунду, – это он про волгоградское заявление, конечно. Ну ладно… Агафонова не было (и слава богу!), был Рудык, передавший мне горячий привет от Акименкова, – тот, оказывается, в это же время пошел на «суд» по «болотному делу», т.к. у них там в этот день были уже последние слова подсудимых. Всё, заканчивается процесс!.. У большинства из них после «амнистии» ставка снизилась до пяти лет по 318 ч.1. Уехали мы из «суда» довольно рано – в пятом часу вечера – и поехали кататься по окрестным «судам»: Бабушкинский, Останкинский, Тимирязевский и т.д. Качать автозак вдруг стало так сильно, что я решил все же выпить таблетку «Драмины», хотя думал не пить, чтобы не клонило в сон так дико на сборке. Выпил – и это дикое «залипание» в сон пришлось полностью перенести в стоящем у какого-то «суда» автозаке, на сборке в этот раз было полегче. Подняли в камеру нас обоих одновременно – не было еще и 11 часов вечера. Да, забыл: утром тоже повезло – «заказали» на семь, а не на шесть, всегда бы так…
Вчера, в четверг, как и договаривались мы заранее, утром была свиданка с матерью. Три часа проговорили о том о сем, она сказала, что Санникова вроде бы обещала прийти завтра (т.е. сегодня), в пятницу. Долго потом ждали в «адвокатском» отстойнике, пока разведут по камерам, и из громогласных речей там я понял, что один из ходивших с нами на свиданку – тот самый Кабалов, авиадебошир, в январе 2013 якобы пытавшийся угнать самолет (на самом деле он просто устроил там пьяную драку со стюардом) и на днях получивший за это три с половиной года. Драка, розыск, арест в марте 2013, «суд» и недавний «приговор» широко освещались по всем телеканалам, что сделало этого дебошира и алкаша из Саратова чуть ли не звездой общенационального масштаба, – и он, видимо, вовсю наслаждался этим своим положением, громогласно вещая перед толпой в отстойнике о деталях того, как его неправильно и несправедливо «осудили»…
Сегодня, в пятницу, никакая Санникова, конечно же, не пришла. (И когда теперь – неизвестно, дай бог, чтобы в понедельник. Во вторник или среду обещал прийти Бородин, – а совпадать им нежелательно.) Зато – мразь опер, зайдя (неведомо зачем) на проверке в камеру, традиционно сказал после этого: «Вы проветривайте помещение», – и понеслось опять… Они оба в один голос завыли, что, мол, как же проветривать, когда у нас окно завинтили!!!... Опер спросил другого «мусора», – зачем, мол, вы завинтили? – и тот ответил: я сейчас тебе скажу, – явно ожидая, пока за нами закроется дверь. По наблюдениям быдлячонка-сучонка, живо заинтересовавшимся этим диалогом, «мусор» был тот самый, что приходил завинчивать окно; я не знаю, он это был или нет. Они снова стали гундеть про «спертый воздух»; быдлячонок в ответ на расспросы таксиста припомнил, что я еще до появления таксиста просил заделать окно; таксист со мной вообще не разговаривает (от чего я абсолютно не страдаю :) , на это он мне тоже ничего не сказал, но тема просьб к начальству развинтить окно всплыла опять, и вот – сейчас, после обеда, быдлячонок написал заявления – оперу и, видимо, режимнику, точнее, начальнику режимного отдела. Завтра утром, пока они будут дрыхнуть, посмотрю поточнее. Разумеется, заявления не об окне, а о приеме (оперу, по крайней мере). Что ж, когда я просил режимника об окне устно, он отказал, а на заявление на эту тему вообще не последовало в декабре никакой реакции. Подействовало только, когда я сказал про это окно Сороке, лично меня знающему, да еще и наслышанному обо мне от Каретниковой. Что ж, посмотрим, чья возьмет и что будет дальше. Инерция у этой системы огромная, если уж закрыли (или не закрыли вовремя) – допроситься потом отыграть назад этих ленивых, тупых, наглых, неповоротливых «мусоров» будет непросто, особенно без приказа начальства. Получив отказ режимника и глухое молчание на заявление, я больше месяца не предпринимал ведь никаких попыток – потеряв надежду, ну и еще потому, конечно, что заехал этот быдлотаксист. Будет очень смешно, дико, глупо, если этим тупым тварям и мразям с одного-двух заявлений и личных просьб удастся перешибить влияние мое, Каретниковой, приказ замначальника Сороки – и им таки опять откроют окно!.. Будет смешно, дико, глупо, нелепо, с рациональной точки зрения я в это не верю, это невозможно представить… и всё же чутьё подсказывает мне, что будет именно так. Почему? По двум причинам: первая – в этой стране быдло всевластно, все пляшут под его дудку, даже «мусора» в тюрьме; вторая – я хронический неудачник во всем.
Что ж, посмотрим, что из этого выйдет. Ждать остается недолго: заявления они отдадут послезавтра, в воскресенье вечером…

вечер (после ужина)
Вот и день прошел. Ни писем не было сегодня, ничего… Жди теперь до понедельника… Тоскливые, пустые выходные впереди. Вечное, многолетнее сидение в одной камере с быдлом… У проклятой этой свинской страны сегодня праздничек, вот как раз сейчас, – открытие олимпиады в Сочи. Будь ты проклята, страна свиней!.. За что – и КЕМ?!! – погублена моя жизнь?.. Тупик, тупик, выхода нет… Всё бессмысленно… Никакого воздаяния, никакой компенсации за пережитые мучения. Всё это – попусту… :((( Бессмыслица… Тоска… Где друзья, – да и есть ли они у меня вообще? Помнят ли, думают ли они обо мне вот сейчас, в эту минуту, когда я маюсь, тупо сижу в маленькой камере с недочеловеками, и гремит быдловизор, и еще шесть лет и три с половиной месяца мне быть в неволе, и – пустота, пустота потом?.. Одиночество, бессмыслица и тоска. Суета сует и томление духа. В сотый раз перебираю всю свою жизнь, – мне не в чем себя упрекнуть, я всегда шел прямым путем, не кривил душой и ничем не жертвовал; но – как же это получилось, что жизнь прошла – и нет никаких результатов, и вокруг – пустота?..

9.2.14., 11-й час утра (после проверки)
Итак, теперь я завишу еще и от их нард. С тревогой жду в обед, когда открывается «кормушка»: дадут им нарды или не дадут. Не дают, впрочем, частенько – как, например, вчера – и тогда я хотя бы спокойно пью кофе после обеда, настроение чуть-чуть улучшается. Но эти демоны все равно упорно, каждое утро, на каждой проверке, записывают в журнал дежурств: «нарды» - и, когда в обед им не приносят, долго и нудно всё равно клянчат эти нарды у раздающего обед «мусора».
А еще ублюдок быдлотаксист повадился теперь оттягивать левую сторону завинченной недавно форточки – она завинчена двумя шурупами по правой стороне – отчего из-под этой ее левой стороны сразу же начинает сатанински дуть, – но ему именно того и надо. Не то «свежий воздух», не то месть мне, – я сплю как раз под самой этой форточкой, а он – далеко, на другой стороне, да еще и головой от окна. Закрываю, прижимая левый край через решетку своей палкой, – он подходит, обнаруживает, что дуть стало меньше, – и тотчас открывает опять. Ну да ничего, сегодня вечером будут отданы заявления быдлячонка к оперу и режимнику, – и им, без сомнения, вскоре развинтят окно, закрытия которого я добивался с того года, а они – добьются сразу и без всяких усилий. Ну да, ведь я-то – неудачник, а они – счастливцы, частичка торжествующего в этой стране везде и во всем его величества быдла…
Тошно до такой степени, что нет слов это выразить на бумаге. Годы среди быдла и всякой мрази, годами терпеть их глумление и зависеть от них в малейших бытовых мелочах – без малейшей надежды на хоть какое-то воздаяние в будущем за все эти мучения… И такой вот «жизни» мне осталось еще 2290 дней, шесть лет и три с половиной месяца… :(((((((

вечер (после ужина)
Эта страна окончательно скатилась в средневековое мракобесие. По быдловизору день за днем долбят про «изгнание бесов» из «одержимых»…

10.2.14., вечер (после ужина)
Понедельник. После обеда приходила наконец-то Е.С. И – оказалась таким же дерьмом, как и все остальные, и Миша, и пр… Еле уговорил хотя бы найти Орлеану и у нее поинтересоваться, отдали ей пароль или нет. А уж скидывать ей что-то – отказалась тотчас, сука, едва я завел речь. Предыдущие два листка дневника (и нафига я только брал их туда с собой?!.) – тоже с неохотой согласилась взять для матери; теперь неизвестно, отдаст вообще, или нет, – забудет, потеряет и т.д. Мрачно всё это, короче. Учит меня какой-то ерунде, того же типа, что и Миша недавно: мол, не надо зацикливаться на одном и том же, надо что-то новое… Майсурян в пришедшем сегодня одном из писем – №52 и 53, а №51 опять не дошло, – тоже пишет такую же пургу, что, мол, не надо только «выражать позицию» всё время, типа, ее и так все знают… Суки тупые, о чем вы вообще толкуете?! Новое нельзя искусственно выдумать, когда его нет (а его нет, – в тюрьме вообще живешь как в загробном мире каком-то, тут нет ничего, прежде всего – информации о происходящем в мире), но это не значит, что надо позорно, как вы, изменить позицию по давно уже решенным вопросам, если они, эти вопросы, всплывают вновь и вновь!.. Наглая, глупая, тупая демагогия у них у всех, как сговорились: мол, ищи «новое», а о старом – молчи, ибо они, суки, боятся, что их тоже посадят, если они будут мне помогать!.. Суки, мрази, уроды, вот они – «друзья», говно говном!.. И какого черта я еще спорил по поводу Е.С. с Майсуряном, – хотя и сам он хорош, конечно. Дерьмо, дерьмо, кругом одно дерьмо… Придется, видимо, сидеть заткнувшись, и перспектив на будущее тоже нет: ну, на зоне, м.б., кто-нибудь сможет отправлять мои письма за зоной, – но это маловероятно, да плюс – еще ж надо точно определиться, кому именно их посылать, потому что найти надежного человека, а не такую же вот «принципиальную» трусливую мразь, теперь будет нелегко. Ну, или – если будет мать приезжать на свиданки, как в тот раз; но – и свиданок будет заметно меньше, и сколько раз она-то сможет приезжать в год?..
В общем, перспективы грустные и мрачные. Сидеть заткнувшись, с кляпом, вставленным «лучшими друзьями» и «правозащитниками»… Грустно, хотя не смертельно. Я-то себе не изменю, я останусь собой, сохраню себя для будущего, как мне еще в Буреполом писал Миша… Если останусь жив, – м.б., смогу что-то сказать и потом, на воле уже, – и, м.б., больше тогда будет слушателей, чем в 2011 году… Мрази, называющиеся друзьями и затыкающие рот… Особенно обидно будет, когда будут случаться какие-то крупные события, типа того же взрыва в Волгограде, – и придется молчать, а больше ведь сказать всю правду этой стране ублюдков в лицо будет некому.
А Е.С., между тем, еще и передала от Миши опять всё тот же вопрос – приходить ли ему в "суд». Подействовало, значит, сука!.. :)) То, что я 30.1.14. передал через мать, подействовало, – замельтешил, задергался, сучонок!.. Будь ты проклят, урод!..
Быдло в камере достаёт меня всё больше, становится всё невыносимее, – хотя я молчу, не вступаю с ним ни в какие разговоры. Оно – быдлотаксист – видимо, хочет меня поддеть, когда по ТВ (каждый день) говорят что-нибудь о «русофобии», о советских «освободителях» Европы, о гнусных истуканах их «победе» и т.д. Но – напрямую ко мне не обращается, только что-то там бубнит себе, а я молчу, – какой смысл о чем-то вообще говорить с абсолютным, безнадежным, конченным быдлом? В печах таких сжигать надо, а не разговаривать с ними… Быдлотаксист очень смешон: крайне эмоционален, внушаем, несамостоятелен в мышлении, каждый мало-мальски нестандартный сюжет новостей – убили ли жирафа в датском зоопарке или прихожан в сахалинском «храме», не говоря уж о «мусоре» и учителе в 263-й школе – встречает криками: «П..ц!!!» или «А…еть!!!». И я, глядя на эту вопящую образину, четко понимаю, ДЛЯ КОГО старается телепропаганда, каков тот типаж, который готов жрать бред телеканалов ложками, вдохновляться ложью и бредом и рваться в бой против любого, на кого натравят… Быдло, тупое, свинское, безмозглое быдло – и все эти санниковы, каретниковы, агафоновы и пр. де-факто на его стороне: не только не борются с ним сами, но и мне, когда я пытаюсь бороться, затыкают рот… :(((
Быдлотаксист ходил сегодня к врачу, – написал отказ от отправки на больницы «Матроской тишины», и ему посоветовали по поводу операции, которую он требует (что-то там вскрыть в паху и откачать жидкость) писать заявление на прием к начальнику. Он написал, завтра может и пойти (хотя скорее всего там опять будет кто-то из замов). Естественно, нажалуется и по поводу окна, мразь такая. Забавно, если с этой жалобой он попадет к Сороке, которому про окно говорил я. Раскроют, непременно, не сомневайтесь, – БЫДЛУ окно развинтят по первому требованию, это я с сентября ждал и мерз…
Отвратительное, гнусное настроение. Будущего нет, увы. Настоящее – омерзительно, вокруг одно быдло и предатели под видом «друзей». Придется довольствоваться только тем, что у меня в голове, в блокноте, в тетради со стихами, – а никому вовне доступно оно, увы, не будет… Уехать, к чертовой матери уехать из этой проклятой страны забрав с собой старенький уже (в 2020-то году!) нетбук, подаренный Маней , – и где-то там, в общежитии для беженцев, сидеть, набивать день за днем этот дневник вспоминая все вот эти сегодняшние ужасы и гнусности…

11.2.14., 10-й час утра (после завтрака)
Ну что ж, вот и решился, считай, вопрос. Долговязую быдлотаксистскую мразь только что, разбудив, выдернули к начальнику. Он там потребует развинтить окно – и развинтят, конечно; наверное, прямо завтра же придут… Мрази, тупое русское быдло, будьте вы все прокляты!..
Они опять окно откроют,/Я непременно простужусь./Увы, не годен я в герои/И в политзэки не гожусь…
Эти существа ниже меня по всем параметрам, в самом буквальном смысле. По умственному развитию. По IQ. По нравственным качествам. По уровню воспитания и манер, по способности сдерживать свои эмоции… Это недочеловеки. Untermenschen, как и было сказано статье, за которую меня сейчас «судят». Биомасса. И вот среди нее я вынужден жить – второй срок и всю свою жизнь… Чтобы перестать страдать от всей этой мрази, надо уехать из страны, теперь я это понимаю. А вот чтобы мразь перестала калечить жизни и судьбы таким же, как я, которые пока еще не могут уехать, – ЧТО для этого надо сделать?..

день (после обеда)
Они ПОПИЛИ, не убирая нард со стола, и продолжают, как ни в чем не бывало, играть в них, надсадно стучать своими кубиками – вот уже час, наверное, сразу, как пришли из бани. Я – не попил ничего: стол занят, из-за этого я не могу сделать себе привычный послеобеденный кофе. Но я лучше вообще перестану его пить, чем еще хоть раз обращусь к этим тупым мразям – и они и не подумают уступить мне стол и перейти играть на шконку…

12.2.14., 8-й час утра (до завтрака)
Вечер вчера выдался бурным, – после ужина явился вдруг Бабушкин, а с ним – два зама начальника, Сорока и Горбачев. Вошел в камеру – и начал, как всегда, с опроса быдла: какой отдел задерживал, сколько дней держали, дали ли позвонить, и т.д., а потом спросил – есть ли еще какие вопросы. Быдлотаксист спросил, только ли родственникам дают свиданки, пожаловался, что следователь не дает его гражданской жене (той самой родственнице Никиты Тихонова – убийцы Маркелова и Бабуровой), – Бабушкин посоветовал ему написать заявление на свиданку, а мы, мол, со своей стороны, объясним следователю (или поправим – не помню точно, как он сказал).
Потом Бабушкин вывел меня из камеры (молодец, – сам, без напоминаний), мы с ним пошли в коридор, к окошку, оба зама с нами. На мое сообщение, что я ходил к Сороке на днях, он указал мне на присутствующего тут же Сороку (которого в шапке я просто не узнал), я стал говорить с ним. Он сказал, что быдлотаксист приходил утром на прием (именно к нему, а не к Хореву, как тот думал), просил развинтить окно. Я стал его просить не развинчивать (а со слов быдлотаксиста, Сорока утром ему про окно ответил неопределенно: мол, зайдут, посмотрят), а самого этого просителя убрать из камеры. Тот обещал твердо; а по поводу окна – тут же непрошено вмешался Бабушкин со своими общими нормами: что, мол, окно таки должно открываться, проветриваться во избежание болезней, и т.п.
На мой вопрос выяснилось, что обвинение по моему делу Бабушкин так и не видел, – весьма похоже просто на саботаж, на дешевые отмазки, т.к. с лета я Бородина и Агафонова несколько раз просил ему послать на мыло, – у меня, говорит, всю почту получает помощник, и т.д. Не хочет помогать по делу – вот и отмазывается, похоже. Записал, когда ближайший «суд» и во сколько. Неожиданно заинтересовалась моим делом бывшая с ним девушка, – как выяснилось, корреспондент «МК», работает там больше десяти лет, но Карамьяна не знает. Я передал через нее привет Муждабаеву (едва ли, впрочем, она передаст), вкратце сказал, как в 1995 г. пытался туда устроиться, приходил к Поэгли, и т.д., а из дела своего сообщил самое сочное, – «оправдание терроризма народовольцев, убивших Александра II», призывы срыть Москву и затопить ее водой, сказал, кто был доносчиком по делу – и дал телефон адвоката. Не льщу себя, впрочем, никакой надеждой, что «МК» напишет о моем деле хоть строчку… :))
Пришел в камеру – быдлячонок с любопытством спрашивает, кто это, мол, такой. Я сказал – и понеслось!.. Быдлотаксист, многажды сетуя, что вот пришел Бабушкин – и взбаламутил его, а до этого он, мол, сидел спокойно, – взялся писать эту самую заяву на свиданку, которую бабушкин посоветовал написать. Консультировался, как ее писать, сперва с быдлячонком, потом показал и мне, спросил, нормально ли. Много рассказывал об ужасах башкирских лагерей – и сказал, что телефон Бабушкина надо на всякий случай взять, пусть мать звонит, если будет совсем уж беспредел. По всему видно, что с правозащитниками – даже такими полуказёнными, как Бабушкин – столкнулся впервые. Короче, визит Бабушкина стал поводом , по которому мы с быдлотаксистом снова стали в камере разговаривать, – этого не было, по моим вчера же дневным воспоминаниям, целую неделю, – с 4-го февраля, когда утром пришли и заделали окно. Я-то не нуждаюсь в разговорах с этим тупым православным чмом, а тот сугубо гопнический стиль, в котором он общается с быдлячонком за их играми, чифиром, телепросмотрами и пр., вообще вызывает у меня глубокое омерзение. Вчера же – со мной, понятно, он разговаривает не так хамски и гопнически – проговорили, считай, целый вечер – о том, можно ли доказать, что «спайс» ему в карман подложили менты, о том, как бороться с беспределом башкирских лагерей, и т.д. Не знаю уж, как будет сегодня.
Большое недоумение и огорчение вчерашнего дня, – ни магазин, ни «ресторан» почему-то не носили вообще! Не кидали коробки в коридоре, не вскрывали их, и т.д. – стояла полная тишина. Мать как раз 10-го, в понедельник, должна была много заказать, – и я, придя из бани, потому и не торопился особо с кофе – ждал, что сейчас принесут «ресторан», съем сперва свою котлету по-киевски… :)) Не принесли почему-то. Кофе, слава богу, потом все же попил, когда они сделали перерыв в своих нардах. На ужин – яйца и масло накануне кончились, но, слава богу, были хлеб, колбаса и «Виола». Надеюсь, будут разносить хоть сегодня , – но, если я в это время буду у адвоката (вчера не пришел – значит, должен сегодня), то магазин эта мелкая дура-магазинщица сокамерничкам опять не отдаст… Но, надо признаться, после визита Бабушкина – настроение вчера вечером и сейчас вот, утром, стало хоть чуть-чуть получше (размечтался про «МК», ага!.. :) , хотя, разумеется, никаких оснований к этому нет. Сидеть мне осталось еще 2287 дней…

17-30
Мрази!.. Ненавижу!!! Проклятая быдлострана!.. Всё в ней – для быдла и только для быдла!.. Будьте вы прокляты, вся эта вчерашняя компания – Сорока, Горбачев, Бабушкин… Не иначе, как из-за этой суки Бабушкина, который полез учить, когда я просил Сороку не трогать больше окно, – сегодня после обеда пришел-таки «мусор» с хозотрядовцем и дрелью, – и хозотрядовец раскрутил-таки назад окно, ту самую не прибитую вообще форточку. Суки е…ные!.. Будьте вы все прокляты, блядво тупое, свинобыдло!.. Я просил заделать полтора месяца, а быдлотаксисту достаточно оказалось сходить один раз, попросить – и вот вам тут же, на блюдечке!.. Не говоря уж о том, что ни быдлотаксиста, ни телевизор отсюда убрать тот же Сорока даже не подумал!.. Суки все… Ну а Бородин, обещавший быть во вторник или среду, – Бородин и сегодня так и не пришел!.. Единственное, что было сегодня положительного, – магазин и «ресторан» наконец принесли… Свинская страна, будь ты проклята!..

15.2.14., 8-й час утра (до завтрака)
Съездил вчера опять на «суд». Не было прокурора – «занят в другом процессе» – и опять отложили, аж на 27-е. Отлично! :) Из нового – были только новые «мусора», один из которых якобы меня узнал – видел в Мосгор«суде» в июне, когда меня единственный раз туда привозили, – и всё пытался навязать мне такие же порядки, какие царят у этих мразей в Мосгор«суде», – раздели, суки, почти догола, заставили снять носки, и т.д., и даже бутылку с пепси-колой не дали в камеру, – там так и делают, но здесь-то я бутылку всегда брал с собой. Тупые мрази, всех бы вас перестрелял своими руками, недочеловеки, русское свинобыдло в мусорской форме, грязные свиньи!.. Зато – не шмонали вечером в тюрьме, тех, кто сидел на «красной» сборке – семь человек – «подняли» прямо так. Остальных-то шмонали, а про нас, видимо, забыли. :)
И на днях еще, и вчера почти весь день, пока ехали, пока там сидели, – вспоминал я этот день десять лет назад, в 2004. Вспоминалось как идиллия, – с утра я куда-то ездил, не помню уже, куда; потом, купив по дороге торт и, м.б., как раз вот того беленького плюшевого зайчика, наш символ, поехал к Ленке своей, поздравлять ее с днем всех влюбленных. Она гуляла, как всегда, во дворе со своим пуделем, тогда еще живым, и я, помню, с этим тортом в руках гулял вместе с ней. Было не холодно, падал мягкий снежок, и – остро, отчетливо запомнилось, и сейчас, через десять лет, я ярко, с мучительной ясностью его вспоминаю, – чувство умиротворенности и покоя на этой прогулке; непередаваемо приятное ощущение того, что всё у меня в жизни хорошо и спокойно, и настроение хорошее… Это было за три (почти) месяца до моего отъезда в Киев, с которого – и вот уже на десять лет – оказалась полностью сломана вся моя хоть сколько-то спокойная и нормальная жизнь… И вот потому-то, наверное, так саднит в душе это теплое воспоминание: Ленка в своей детской черной шубе, я с тортом в руках, ее пудель, хорошо знакомый уже школьный двор, домА вокруг и этот мягкий, падающий снежок. Боже, как хорошо тогда было!.. – и повторится ли это ощущение тихого счастья, покоя и умиротворенности в моей жизни хоть когда-нибудь?.. Потом мы пошли к ней – обедать, пить чай, весь тот день я провел у нее, – а вот теперь не знаю даже, надо ли было писать всё это сейчас, вспоминать лишний раз, бередить душу…
Позавчера прямо с проверки мелкого сучонка-быдлячонка забрал к себе мразь опер, к которому на прием быдлячонок писал заявление еще с воскресенья. Вопрос с окном, увы, уже разрешился не в мою пользу; но быдлячонок принес другую ошеломительную новость: опер, оказывается, сказал ему, что сегодня-завтра (позавчера-вчера) заберет у нас быдловизор, , т.к., мол, поступают жалобы на то, что он мешает. Сообщил при этом, что два быдловизора он уже у кого-то забрал (видел их в кабинете, или мразь опер сам сообщил ему об этом?) – и тут же стал спрашивать меня, зачем я жалуюсь, – мол, если тебе мешает, ты скажи, мы сделаем потише. Свиньи тупые, сделаете вы, как же, – вам говори, не говори, один хрен, и если бы не каретниковские беруши, я сейчас изнемогал бы по ночам так же, как это было осенью. Я ему ответил, что это «мусорская» провокация, я никуда не жаловался, с опером этим вообще не разговаривал с того года еще, и что никуда он их обожаемый быдловизор не заберет (а очень жаль!..) – а сам стал думать, следствие ли это моей последней просьбы на приеме у Сороки, или же реально провокационная самодеятельность опера. Похоже, все-таки второе: если бы ему сказало начальство забрать, он бы просто пришел и забрал, а не предупреждал бы и не пугал. Когда мы во второй раз говорили с Сорокой при Бабушкине, про быдловизор вообще речь не заходила, я просто не вспомнил о нем, поглощенный темой окна; а при предыдущем разговоре – Сорока даже не обещал, что уберет быдловизор. То бишь, этот ублюдок опер просто пугает и играет на нервах, – так же, как тем летом он всё время обещал с усмешкой посадить меня в карцер…
Пришел вчера в камеру рано – было только девять вечера. Быдлотаксист смотрел по ТВ «фильм» к 25-летию вывода советских оккупационных войск из Афганистана. Вся советская мразь вовсю отмечает эту дату, – уже требовали от Думы пересмотреть «негативную» оценку агрессии в Афганистане советским ВС в перестройку; а в фильме этом – набрали советских марионеток, афганцев, учившихся в СССР, работавших на Советы при Наджибулле, эмигрировавших в Рашку от талибов, и т.д. – и все они в один голос твердили, какие, мол, русские оккупанты были добрые, гуманные, ласковые, белые и пушистые, помогали афганцам, строили им школы, дороги, больницы, всё давали, чего ни попросишь, не убивали даже своих противников, не преследовали – подумать только!!! – какого-то командира моджахедов, когда он спрятался на женской половине своего дома, потому что, мол, мужчинам нельзя туда входить!.. :))) Я чуть не умер от смеха, слушая весь этот бред!.. Забегали опять с моющими средствами вокруг черного кобеля (как написала мне недавно Ольга Исаева), пытаясь отмыть еще одно преступление совка, в процессе тотальной его (совка) нынешней реставрации и реабилитации. (А про американцев все эти русско-афганские марионетки, разумеется, говорили, что те очень плохие и злые… :) Тотальная промывка мозгов такому вот тупому наркоманскому быдлу, как этот быдлотаксист, – как раз достойный потребитель и поглотитель всей этой глупой и лживой пропагандистской стряпни…
Добило же меня окончательно, когда после этого «фильма» показали анонс следующего такого же, но, видимо, еще круче по качеству замеса, – «Биохимия предательства», вечером в понедельник, 17-го. Биохимия пропаганды в мозгах авторов этой стряпни оказалась такой крепости, что в видеоряде анонса – то, что я успел запомнить – мелькнули генерал Власов, американский флаг и… пляшущие в ХХС «Pussy Riot». Тоже, видать, матерые такие «предательницы»!.. :))) Эх, суки!.. Самый лучший кандидат на показ и рассказ в этом «фильме» (хотя бы заочно) – я; недаром же быдлотаксист так шарахнулся, оцепенел и перестал со мной разговаривать, когда я сказал ему как-то, что «предать» в их терминологии) эту гнусную страну есть долг совести каждого честного и порядочного человека. Мало кто здесь ненавидит эту мразь так, как я, и настолько хочет ее уничтожить; но – увы, меня рекламировать, даже как своего врага, эти твари в своей телестряпне не будут – а очень, очень жаль!..

16.2.14., 8-й час утра (до завтрака)
Итак, теперь это быдло в камере открывает окно а ж два раза в день. Вчера утром, перед проверкой – быдлячонок; в четыре часа дня, когда я сел пить кофе, – неожиданно быдлотаксист. В «хате», видите ли, «дым», «туман», «воняет» и т.д. – и эта сумасшедшая мразь вдруг открывает, когда захочет, никого не спрашивая. Дело уже к весне, на улице – а значит, и в камере – не особо холодно, но снять толстые шерстяные носки я не могу: в любой момент они растопырят окно - и сразу же начнет нести по ногам, а бежать тогда одевать носки при них, демонстрируя, насколько я от них завишу, – не хочу, мне это противно…
Таращились, суки, вчера в свой быдловизор до глубокой ночи, так что даже с затычками в ушах я долго ворочался, не мог уснуть: звук убавлял перед тем, как лечь, я сам, но мало; у них орало за 30, а я убавил, дурак, только до 25-ти…
Единственная хорошая новость: вчера они тут вечером захваченно смотрели хоккейный матч Россия-США в рамках нынешней сочинской олимпиады (увы, ее так и не взорвали пока…), а там, в самом Сочи, на стадионе, ее, как было сказано, смотрели Путин, Медведев и всякая прочая мразь. Быдлотаксист прыгал, орал, выл, бесновался по ходу матча, – но все же американцы выиграли! :) Как бы мне ни был безразличен и хоккей, и любой спорт вообще, – пустячок, а приятно… :))
Интересно: мать в пятницу (позавчера) в «суде» успела сказать мне, что она накануне, в четверг, заказывала мне еду; но какую именно – сказать не успела. Когда вечером я вернулся в камеру – эти быдложивотные сообщили, что мне приносили магазин, но не отдали, – обычное дело. Это мог быть как магазин, заказанный в четверг (накануне), так и остатки от понедельника. А вот «ресторан», который мать точно должна была заказать в четверг и который оставляют, даже если меня нет, – странно, не приносили, по их словам. Вопрос: уж не сожрали ли они мой «ресторан» - курицу-гриль, слойки и пр.? А что, вполне могли и сожрать…

11-й час утра (после проверки)
НОБелевские лауреаты, мать их так, мрази е…чие!.. Нарды, окно, быдловизор…

9-й час вечера (после ужина)
Дни тянутся невыносимо долго, а недели пролетают мгновенно, едва успеваешь их замечать. Так же было в прошлый раз…

18.2.14., 7-й час утра (до завтрака)
Была вчера свиданка с матерью. Ничего особенного. Санникова, оказывается, отдала ей 14-го в «суде» мои предыдущие два листа дневника, но - еще раньше? – сказала определенно, что ничего передавать не будет. Вот мразь!.. Теряется последний – и единственный – смысл моего пребывания здесь: возможность сказать что-то вслух, так, чтобы быть услышанным и рассчитывать на внимание слушателей. Ну погоди, сука лицемерная, отольются тебе мои слезы…
Быдлотаксист вчера вечером очень бесновался, увидя вдруг в новостях Рен-ТВ – и для меня совершенно неожиданно – Николая Баева, с подписью «ЛГБТ-активист», по-моему, – того самого Баева, что постоянно писал новости для храмовских «Контуров», один раз я его видел в Сахаровском центре, а пока я сижу, он на «Контурах» что-то писал и обо мне, кажись. Тема новости была – он подал какой-то иск против полоумного гомофоба Охлобыстина за его призывы к уничтожению геев. Призывы эти быдлотаксист вполне разделяет, – увидев знакомое, очевидно, сочетание букв «ЛГБТ», он зарычал от ярости и стал что-то говорить о желании «сжечь всех геев в печах», кажется. Быдло, мразь, типичный «россиянин», дикий житель этой дикой гомофобской страны, короче; православие головного мозга detected.
Посмотрели они вчера вечером аж два американских фильма подряд, которые оба я здесь уже видел (слышал) за пять месяцев (уже!.. :((( ) пребывания быдловизора в камере. Выключили, как я лег спать (совпадение; потом быдлячонок тихо включал на некоторое время еще, – пришлось-таки вставить беруши), – но и после того, в тишине и покое, я долго не мог уснуть, боялся, что опять не засну всю ночь…
Писем вчера опять не было, – сама она отправила еще 10-го, а Маглеванная, по ее словам, 15-го, в субботу (вчера был понедельник, письмо электронное), – нету!!. Зато принесли через спецчасть – не знаю, для чего, я не просил – протокол того «суда», на котором Санникову допустили к моей защите. И – принесли не отданный в пятницу (когда я был в «суде») магазин, а вот «ресторана» так и не было. И когда я приехал из «суда» - подозрительно было набито мусорное ведро, до самого верха, а наверху лежал мой пакет из-под сока, который обычно я туда не кладу, а ставлю рядом. Похоже, эти суки все-таки сожрали мой «ресторан», а коробку от сока положили, чтобы замаскировать там, в ведре, пластиковые коробочки из-под котлеты по-киевски и картофеля фри…

19.2.14., 7-й час утра (до завтрака)
Принесли вчера в обед почту: письма от Маглеванной, Орлеаны, от матери и два письма от Майсуряна – №54 и 55. №51 так и нету, опять пропало. Самая веселенькая новость была в одном из этих его писем: заметка со ссылкой на «Известия» о том, что в «Думу» внесены поправки к «законам» на тему: ввести отдельное содержание осужденных за «экстремизм» и «терроризм» от остальных заключенных. Казалось бы, хорошо: наконец-то политических будут держать отдельно от уголовников!.. Но: во-первых, только в тюрьме держать, то бишь на самом жестком из возможных режимов; во-вторых же – откуда-то уже известно, где именно будет эта тюрьма: г. Енисейск Красноярского края. И даже фотка ее приведена…
Таким образом, можно считать, что моя судьба на ближайшие годы определилась. Принять они примут, раз задумали в этом сомнения нет, и, скорее всего, прямо в этом году. То бишь, даже если и удастся договориться через Сороку об этапе в какой-нибудь Липецк, Смоленск или Ярославль, то всё равно потом оттуда повезут в Красноярск, – жутким этапом на несколько месяцев, через кучу промежуточных городов… И в камере в этом Енисейске нельзя будет весь день лечь, и жрать тоже будет нечего, кроме баланды… Веселенькое будущее – и не факт, что я его переживу…
Бородин так и не пришел вчера, жду сегодня. Окно по утрам эти суки открывают теперь попеременно – то один, то другой – но неизменно, как открывал и владимирский быдляк. А как я радовался, когда его убрали, что хоть эти ежеутренние открывания прекратились… Еще паршивая новость: начал вчера вечером, пока не очень сильно, опять ныть зуб, тот самый, что болел всё лето и начало осени. Ну и – если не путаю, то именно сегодня ровно год с того дня, как я, еще в 408-й, со слов волгоградского засранца решил, что сегодня меня переведут оттуда в большую камеру, и весь вечер дико нервничал, ожидая этого, да еще и (поскольку был собственный телефон) надумал позвонить Мане, передать через нее (больше не через кого было) предупреждение о переводе матери, – с чего, собственно, и началось наше с ней новое общение после больше чем 2,5 месяцев перерыва.
Кстати, если закатают в енисейскую тюрьму, то вопрос о (не)ведении там дневника решится сам собой, – там его просто некому будет отдавать; да и любые тексты бессмысленно будет писать при полном отсутствии любых каналов на волю…

20.2.14., 6-40
Опять невероятные, потрясающие события в Киеве и вообще в Украине – тема №1 этих дней!.. Неудавшаяся очередная попытка ночного разгона Майдана, сгоревший БТР (эти суки, промоскальский режим, все-таки бросили на народ БТРы!..), захват восставшим народом зданий в Киеве и городах Западной Украины, отчаянная и бесстрашная борьба, упорная и бескомпромиссная, до победы или до смерти, – чего так не хватает здесь, в России, москальскому этому быдлу, даже «оппозиция» у которого состоит из рабов… Браво, украинцы!!! Вы герои, и я мысленно, духом своим и сознанием, всей душой и всем сердцем – с вами!! Дико жаль, невыносимо обидно, что не могу участвовать лично в вашей великой национальной революции…
Чудовищная истерика москальских пропагандистов на всех их телеканалах!.. От Путина, Пескова и Лаврушки (МИД) – до рядовых телебрехунов. Собрали вчера, в среду, аж внеочередной (!) «Воскресный (! :) вечер с Владимиром Соловьевым», на котором были все только свои – Затулин (главный «спец» по Украине, по подготовке ее новой оккупации, еще в 90-е), Яровая, Никонов (внук Молотова) и пр., а в качестве украинца – Олесь Бузина, мразь, оскорблявшая там Шевченко и битая за это народом по физиономии. Выли, визжали, камлали и заклинали – все почти что их выступления были на одну тему – Януковича применить наконец силу, ввести чрезвычай ное положение, бросить (открыто не говорили, но и так понятно) танки на митингующих, как на Тяньаньмынь в 89-м. Кто-то – Никонов? – спел целую хвалебную одну «сильному государству», – мол, как хорошо, что у нас есть традиция сильного государства (тоталитарного и стоящего на костях подданных, – но этого он, конечно, не сказал), как отлично, что у нас есть такие спецслужбы, «корпус законов» – тоталитарных, охранительных и репрессивных, по которым сижу, в частности, я, – и т.д. и т.п., а в Украине, мол, всего этого нет, так что Янукович должен, якобы, танками и ЧП спасти ее от распада, – этот сценарий распада они все, москали, упорно навязывают, требуя, кроме прочего, сделать из единой Украины «федерацию» ее запада, востока, Крыма и т.д., но при этом столь же упорно приписывают желание распада Украины радикалам из оппозиции, – им-то это зачем?.. В общем, имперские мрази эти несли агрессивный бред, от которого у меня вяли уши и разбирал смех, – в частности, все сводилось у них к тому, что, мол, если в Украине начнется гражданская война, то москали на своих танках ну просто не смогут не вмешаться, – ну да, для них любой предлог сгодится, для этих вековых оккупантов и убийц!.. Не было только Жирика, короче, но в его духе успешно несли имперско-реваншистскую пургу все остальные.
Тупой быдлотаксист всё время этого «Воскресного вечера» отпускал – перемежая их обычными для него криками: «П…ц!! П…ц!!!» – реплики, полные ненависти к украинцам и желания задавить их москальскими танками. Говорилось всё это явно в расчёте на меня, но я молчал, только смеялся про себя этому их бреду. Когда же в конце сказали, что это был внеочередной выпуск «Воскресного вечера», в среду, не дожидаясь воскресенья, – меня разобрал такой смех, уже в голос, что он немедленно ко мне прицепился, не выдержал, – над чем это, мол, я смеюсь. Я кратенько высказал свое отношение к участникам прослушанной передачи и к их позиции по Украине – и он тут же стал возмущенно спрашивать, за что же это я так ненавижу Россию, – ведь она же меня «родила» (!!!), «воспитала» (!!!), ну и, конечно же, «дала мне образование» :))))))). Увы, жаль, но дискуссия почему-то не развилась должным образом, ответить на этот бред верноподданного раба, которому родное государство наркоту в карман пихает и в тюрьму сажает, а он продолжает его любить и прославлять, я просто не успел, а очень жаль. Эта их девственная чистота и тотальная промытость мозгов, когда даже не знаешь, с чего, собственно, начать отвечать, потому что они не знают о своей стране буквально ничего, кроме парадно-пропагандистской версии ее истории (на нас, мол, всегда все нападали, а мы только защищались, – и, «защищаясь», как-то незаметно расширили свою территорию до Тихого океана), – просто умиляет… :))
Вечером, уже ночью, точнее, когда я ел на ужин курицу и нарочно старался это делать подольше, тянул время, дабы дождаться конца их очередного фильма по Рен-ТВ и не спать под него (но это в итоге мне не удалось), им опять дали позвонить, – сверху на дыру в потолке, через которую проходит стояк батареи, положили телефон и включили громкую связь. Оба дозвонились сестрам и долго общались с ними, клянча денег на счет, сигарет, чая и т.п. Быдлотаксист всё пытался дозвониться гражданской жене, но без толку, – похоже, она его просто заблокировала, не хочет говорить, от чего он был сильно расстроен и обескуражен.
Окно эти мрази открывали вчера раза три, весь день, с утра – и до этих вот ночных телефонных бдений. Зато хоть нарды им в обед опять не дали, так что хоть кофе я пил спокойно и вовремя.
Приходил с утра Бородин, принес распечатки моего «тифаретника». Ах, Миша, Миша, какой же мразью ты всё-таки оказался!.. Стих на восемь строк, заметочка об Украине, – всего, что отдавал в последний раз, естественно, на блоге нет! Верен своему слову, ублюдок! И не только в этом верен, – в стихе «Правозащитное» пропущена аж целая строчка в одной строфе! Как теперь это исправить, вообще непонятно, – разве что попытаться через Маглеванную. Вместе с Бородиным и Санниковой – эти суки заткнули-таки мне рот, мрази, и довольны! И это, видимо, надолго теперь, – была у меня слабенькая надежда, что, м.б., найду я других людей для отправки и набивки, приехав на зону, – или телефон там будет, или, м.б., даже канал для выноса писем за зону, – но теперь ясно, что если срок мотать придется в Енисейской тюрьме, да даже и не обязательно Енисейской, если даже и ближе, – ничего этого там, естественно, не будет. Глухое, мертвое молчание, кляп во рту до самого 2020 года, – причем кляп, вставленный «лучшими друзьями»! Вот уж поистине, страна мрази и быдла, ни на кого тут положиться нельзя, одни рабы, подонки и предатели вокруг. Проклятая, омерзительная свинобыдлоимперия, когда же ты, наконец, сдохнешь!..

22.2.14., 8-й час утра (до завтрака)
Два последних дня, позавчера и вчера, прошли здесь на удивление тихо и спокойно. Позавчера не было вообще никаких событий. Вчера с утра, еще до проверки, дурачка быдлотаксиста вызвали «на следствие», – оказалось, следователь прямо в тюрьму лично принес ему обвинительное заключение, так что вскоре он, увы, вернулся. В обед принесли письма о Орлеаны, Лены Маглеванной – от обеих по второму разу за неделю, очень круто! – и наконец-то от Мани, где она прежним, вполне ласковым тоном просит все-таки называть ее в среднем роде, раз уж я когда-то начал. Так что, считай, не зря я написал ей месяц (уже месяц!..) назад то письмо с извинениями, – и не жалею о нем.
Главное же событие вчерашнего дня, – это, конечно, победа украинской революции! К изумлению, похоже, не только москальских телекомментаторов, но и всего мира – Янукович на переговорах с оппозицией вчера заявил, что ради мира в стране он сам инициирует досрочные президентские выборы и возвращение к конституции Украины 2004 года, перераспределяющей власть в пользу парламента. Президентские же выборы, как сразу все заговорили, должны пройти почему-то в декабре, не раньше, – то бишь, не так уж задолго до очередных выборов, которые и так намечались на 2015 год. Сперва неожиданное решение Януковича показалось мне победой оппозиции в чистом виде; но потом подумалось – от него ведь требовали, чтобы он ушел в отставку немедленно, и вполне может быть, что кампания «Правого сектора» за его немедленную отставку продолжится, что радикальное крыло революционеров не захочет ждать еще почти целый год, до декабря. Что ж, посмотрим, это, надеюсь, можно будет как-то узнать даже по архилживому москальскому ТВ.
Единственное неприятное, что было за эти два дня, – мрази-сокамернички, конечно же, постоянно открывали окно, не довольствуясь одним разом – с утра, перед проверкой. Хорошо еще, что на улице сейчас днем стоит плюсовая температура, – оттепель. Ну и – конечно, два дня крайне неприятных мыслей о том, как я буду в этой тюрьме в Енисейске, без свиданок и передач, на одной баланде… Всем трем написал вчера об этом, – посмотрим, что ответят. 2277 дней мне осталось, если что…

23.2.14., 7-й час утра (до завтрака)
Боже, как тошно, как невыносимо… Вчера был великий день – день победы революции в Украине. Главная, потрясающая новость вчерашнего вечера – Юлия Тимошенко на свободе! Ее освободили постановлением Верховной Рады из харьковской тюремной больницы – и вскоре она уже выступала в Киеве на Майдане, заявив, что будет участвовать и в президентских выборах. Верховная Рада фактически низложила Януковича, назначила досрочные президентские выборы на 25 мая, расставила на все ключевые посты – от спикера Рады до министра внутренних дел – своих людей. Москальское ТВ объясняло, что кворум был достигнут за счет того, что часть депутатов от Партии регионов вышли из своей фракции – и из партии, как я понял, тоже, – так что управляет сейчас Украиной, что очень важно подчеркнуть, легитимный парламент, а подписывает принятые законы вместо Януковича новый спикер ВР Турчинов, старый батькивщиновец. В то же время Янукович сбежал в Харьков, отказался уходить в отставку, вокруг него там уже собираются какие-то ополчения, проходят съезды нардепов Юго-Востока Украины, сервильных не столько Януковичу, сколько Москве, на этих съездах все выступают по-русски и машут российскими триколорами, – и нет уверенности, что вся эта шобла не двинет еще оттуда танки на Киев. Москальская пропаганда упорно воет об опасности раскола Украины из-за действий революционеров, – и, похоже, именно этот сценарий Москва будет упорно навязывать, чтобы захапать если уж не всю Украину, то хотя бы ее восточную часть.
Я же весь этот великий вчерашний день провел в опостылевшей до смерти тюремной камере. Тянулся он бесконечно, выматывая всю душу и все нервы. Мрази раза три за день открывали окно, – вплоть до ночи, когда я ужинал в 12-м часу. На улице сейчас оттепель, но из-за их постоянных внезапных открываний я не могу снять, например, шерстяные носки, не говоря уж о теплых подштанниках… До обеда эти мрази-быдлосокамернички дрыхли, потом – переругивались весь день, что именно им смотреть по быдловизору, и тупо таращились то в омерзительные ментовские быдлосериалы по НТВ, то в блевотные быдлоюмористические, совершенно не смешные «Уральские пельмени» по СТС. От того и другого у меня весь день было явно угнетенное, подавленное состояние, – смотреть не смотрю, но слушать-то приходится… В первом часу ночи, как всегда, пошел самый разгар, – начали смотреть какой-то фильм, потом переключили на другой; я лег спать с затычками в ушах, и, слава богу, удалось немного поспать – хоть два или три часа. Проснулся – быдлотаксист уже дрых, а вот быдлячонок, как ни в чем не бывало, лежал и смотрел, – уже что-то другое, видимо. Было, я прикинул, часа четыре ночи, – вскоре после того, как он наконец выключил и лег, я еще покрутился с боку на бок, – и тут зажгли свет! Тупые мрази, ублюдки, говорящие куски дерьма, сгустки биомассы, телезрители и проветриватели, бессмысленное свинобыдло, которому я лично, своими руками, с удовольствием отрезал бы их тупые бошки или сжег бы живьем в печах крематория… Будьте вы прокляты, мрази, и вся эта мерзкая быдлострана ублюдков и мрази, тупая свинская империя – будь проклята! Да здравствует украинская национальная революция!!!

24.2.14., 8-й час утра (до завтрака)
И вчера всё было так же, как до этого: открывали окно, смотрели говно (разве что спать оба легли раньше, выключив свой быдловизор). Особенно пёрли им весь вечер фильмы по ТВЦ про войну в Чечне, где убийцы, террористы и оккупанты в российской форме изображены, разумеется, героями, – пёрли настолько, что даже закрытие сочинской олимпиады эти животные из-за фильмов не стали смотреть.
Революция в Украине, похоже, победила окончательно и бесповоротно, Янукович уже никому не интересен, кроме москальских телекомментаторов, привычно «разоблачающих» Запад, – будто бы тот всех купил или как-то обманул – так, что, мол, герои Майдана воюют сейчас на улицах Киева исключительно за интересы США и ЕС. :))) Впрочем, в голосах москальских пропагандистов вчера неожиданно появились и нотки сомнения: устоит ли (промосковский) Юго-Восток перед напором Западной (как они уверяют, а на самом деле – всей, кроме Донбасса и Крыма) Украины? Конечно, не устоит, плакали ваши надежды на харьковско-севастопольский имперский реванш, москалики!..
М.б., главное событие вчерашнего дня, – утром, до проверки еще, пришло мне в голову написать Олегу Медунице, которого в 2004 знал я в Киеве как, кажись, главу МНК, а в 2012 он был избран депутатом Рады от «Батькившины». Типа, выразить горячую солидарность с их революцией и попросить как-то высказаться в мою защиту. Написал после проверки, приклеил на конверт марку за 25 рублей, вечером отдал. Взять его взяли, и, м.б., даже оно до ВР дойдет – без индекса и номера дома по ул. Грушевского, которые я не помню, – но 99,999%, что никакого ответа на него, и вообще никакой реакции в Украине, никаких упоминаний обо мне – не будет, естественно. Написал просто для очистки совести, чтобы сделать перед самим собой вид, что что-то предпринимаю, использую любые возможности, – хотя и знаю прекрасно, что жизнь прошла, и что никому в этом мире я не нужен, и защищать меня некому, и лишь шесть с лишним лет срока (в Енисейской тюрьме причем), лишь 2275 дней неволи еще впереди…

около 5ч. вечера (после обеда)
Так никто и не пришел, – ни Санникова, ни – тем паче – Бородин. Вот как на них полагаться… В Украине полная победа революции, и.о. президента – Турчинов. Янукович объявлен МВД в розыск. Губернаторы западных областей ушли в отставку, бузит только харьковский Добкин и мэр Кернес, – оба евреи, суки, промоскальская мразь. Такое же позорище, как в Латвии, – евреи всегда за москалей… :((( Объявлен приговор по «болотному делу» - от трех лет условно Духаниной до четырех лет реально Кривову. Позор!.. Правда, по полтора года и больше все уже сидят, осталось не так им много, как мне…

28.2.14., 7-й час утра (до завтрака)
Ездил вчера опять в «суд». «Мусора» были уже другие, не те, что в прошлый раз, рук мне не сковывали, – наоборот, очень любезно помогали мне спуститься из машины; раздеваться при шмоне тоже не заставляли; правда, один из них все равно запрещал в зале «суда» общаться с матерью и пр. В конвоирке сидели втроем, в том числе парень, ездивший со мной и в тот раз, – еще тогда, в машине, они сказал, что толстенная книга у него в руках – «Архипелаг ГУЛАГ» в одном томе. Сейчас он до моего ухода «в зал» спал, а я читал этот томище; после моего прихода мы с ним больше сидели и беседовали «за жизнь», – обо всем, от легализации наркотиков до моего участия в выборах в «КС оппозиции» в 2012 г. Ему оказалось всего 22 года, он не полный идиот, сидит первый раз за наркоту – и убежден, что чтение книг и вообще просвещение надо навязывать людям (молодежи) силой, как в совке…
Прокурор наконец-то «представил доказательства обвинения» из последнего, девятого тома дела. Трепашкин заявил ходатайство о вызове «экспертов», писавших ту бредовую «экспертизу», на которой все «дело» и основано. Прокурор был против, но «судья» все же согласился. Когда я отвечал на какой-то его вопрос, что я поддерживаю ходатайство защиты, кажись, – он мне сказал: «Ну вы хоть встаньте», – как-то так; на что я ему тотчас ответил: «Вы не стОите того, чтобы перед вами вставать», – что, по-видимому, ему очень не понравилось. :)) Конечно же, не забыли продлить мне и «меру пресечения» в виде ареста, – на три месяца, до 28 мая; оказалось, что после истечения первых шести месяцев ареста под «судом» дальше можно продлевать только на три месяца каждый раз.
Самое же неприятное – эта мразь «судья» фактически заставила Трепашкина согласиться на назначение следующего заседания всего лишь через неделю, 6-го марта, в следующий четверг. Мол, у него там в этот день есть «окошко» в графике, а дальше всё расписано на два месяца вперед. Заседание назначил на 17 часов, – то бишь, в 11 где-то привезут, и весь день сидеть в конвоирке, ждать!.. :((( Трепашкин, у которого в этот день были уже назначены какие-то другие «суды», сказал мне, правда, что не уверен, успеет ли приехать; если же не успеет, пришлет телеграмму. Так что поездочка в следующий четверг намечается не только мучительная, – те же многочасовые сидения на сборках м в конвоирках, та же тряска в автозаке, что и всегда, – но и бессмысленная с точки зрения «дела»…
Пока «судья» стряпал у себя в задней комнате постановление о продлении моего ареста, я прямо в клетке говорил с Трепашкиным и Санниковой, стоящими рядом. Санникова сказала, что она смотрела прямую трансляцию с киевского Майдана, – там и картинка совсем другая, чем показывают по ТВ, и вообще, видно, насколько ТВ безбожно врет. Я, впрочем, этим совсем не удивлен. Трепашкин же вспоминал, как у них в КГБ реагировали на угрозу нападения в августе 1991 г., говорил о «бандитах» в Киеве, Крыму и т.д., о нападениях сторонников Майдана на его противников, и т.д., – вообще, чувствовалось, что он, как бывший КГБ-шник, не очень-то рад украинской революции и не очень-то приветствует революционеров-националистов, что было очень забавно слушать…
Из «суда» поехали – удивительное дело! – прямиком в тюрьму. На этот раз таки пришлось раздеваться для шмона. В камеру «подняли» в десять вечера, и как раз погасили свет. Быдлотаксист и тут не сказал мне ни слова (он со мной не разговаривает :), немного расспросил меня о том, что было в «суде», быдлячонок. Зато – смотрю, быдлотаксист дождался наконец-то своего магазина, который – по телефону накануне узнал-таки! – сестра по инету заказала ему еще на выходных. Сгущенкой, конфетами и сахаром-песком забил всю полочку в шкафу, где испокон веков, с марта 2013, стояли мои миски и кружка, – и запихнул их в мою половинку шкафчика, впереди всего, распихав майонез, кетчуп, колбасу и пр. так, что ничего стало не найти. На полке же выше у них, видите ли, лежат буханки казенного хлеба – и ими одними занята вся полка!.. Я подвинул их хлебА и свои миски с кружкой поставил туда. А эта мразь – сразу ясно, что много сахара ей принесли – уже спрашивает быдлячонка, сколько, мол, надо ждать, чтобы заплесневел хлеб, – ясно, что собирается «ставить» брагу. Это только подвигает меня в понедельник, 3-го марта, идти опять (написав и отдав с вечера заявление) к начальству, – просить, чтобы эту мразь убрали отсюда. Но – я заранее знаю, что всё равно не уберут, как не убрали и в прошлый раз… :(((
Писем так и не было и вчера. Ни писем, ни журналов, которые Бородин (он таки приходил во вторник, 25-го) опустил в повешенный опять почтовый ящик в магазине. Вера Лаврешина сказала мне в «суде», что написала мне письмо – обычное, в конверте – с неделю назад, – нет и его!.. Мать сказала, что меня таки подписали на «The New Times», – что ж, ждём-с!..
Накануне ночью, когда они опять звонили через дыру с 637-й камерой, по громкой связи, а заодно и клянчили там весь день курево, – быдлячонку через 637 же дозвонился вдруг некий «смотрящий за карантином», что ли, – короче, кто-то из блатных этой тюрьмы. Узнал, что у быдлячонка «нужда во всем», нет курева и пр. – и предложил ему распускать какое-то тряпье (носки?) и шить «кИшки» для их «дорог» - длинные узкие мешочки, в которых они свое курево, чай и пр. таскают по «дорогам», как раз такого размера, чтобы мешочки пролезали в решетку. Видимо, иголку для этого шитья ему тоже обещали «загнать», т.к. он сказал этому блатному, что иголки у них нет, а у меня не стал ее просить, как раньше просил для зашивания одежды, – хорошо, хоть на это ума хватило…
За две ночи до моей вчерашней поездки вдруг опять сломались почему-то ночники на всем «корпусе», «мусора» опять зажгли нам часов в 11 свет, до этого все же погашенный одним из них (без всякого ночника), – и долговязый быдлотаксист, взгромоздясь на стол, обмотал решетчатый короб, которым в мае того года здесь снабдили лампу дневного света на потолке, газетами в несколько слоев. Получилось темно, почти так же, как и без верхнего света, с одним ночником, я даже заснул опять уже после шести утра. Слава богу, на следующую ночь ночник починили: а часть газет этот дятел снял уже и днем – ему, видите ли, темно…

Дальше

На главную страницу