ЯНВАРЬ 2014

1.1.14., 8-й час утра (до завтрака)
Вот он и новый, 14-й год, будь он проклят! Еще один новый год в неволе, – и сколько еще предстоит!..
Короче, Широпаеву я ничего писать так и не стал, – и много чести, да и не знаю я контекст, его нынешнюю позицию, как он думает выкручиваться из-под действия этого нового «закона» о сепаратизме, и т.д. А писать на одних догадках и по своим ощущениям – точно не стоит, так что – извиняй, Алексей Алексеевич!.. :)) Активно зато пишутся стихи. Вчера – совершенно неожиданно – принесли еще до обеда электронное письмо от Миши Агафонова. Он рассказывает там новости про МБХ, про Машу с Надей, которые я частично уже слышал, а еще – подробности про голосование в совете «Мемориала» - по мишиной настойчивой инициативе – по поводу меня: «признавать» политзэком или не признавать. :)) Суки, как будто это от них зависит, а не просто по факту я политзэк!.. Так вот, голосовали два «за» – Каретникова и Ганнушкина – и девять против. Миша пишет, что были какие-то колеблющиеся, но противная (очень противная!) сторона устроила им художественное чтение моего текста «Untermenschen» – и они таки проголосовали против. Это ровно ничего не значит, конечно, – они специальным заявлением отмежевывались от меня и отказывались защищать, хотя до написания текста «Untermenschen» тогда оставалось еще целых шесть лет. Будьте вы прокляты, суки, лживое, гнусное жульё, а не правозащитники, – и вот об этом, что они жульё, я добавил тогда еще восемь строк в уже практически готовый стих «Правозащитное»! Пусть этим мразям, гефтерам, давидисам, орловым и пр., на том свете аукнется, как они не хотели меня защищать и признавать политзаключенным…
Шмона так до сих пор и не было, – лишь мразь опер вчера на проверке, зайдя в камеру, выдвинул сумки из-под шконок и открыл зачем-то обе мои тумбочки, – проверял, должно быть, не стоит ли ТАМ, в тумбочках, брага!.. :))) Очень надеюсь не увидеть больше эту мерзкую белобрысую рожу хотя бы до конца «праздников», – а шмон по-прежнему возможен в любой момент…
Эти дни опять сильно разболелась спина – и отдавалась болью в левой ноге, вверху, как обычно, начиная еще с 2006 г., с первых дней перелома позвоночника, – так что вчера я не мог даже ходить по камере и, дожидаясь Н.г. (чтобы поесть, как обычно, и лечь), в основном лежал. Ничего особенно интересного не было, – меня, как обычно, воротило от путинской хари, вещавшей на сей раз, по ее же словам, с Дальнего Востока, и от музона расстрелов после нее, играющего на фоне Темной башни с курантами и звездой наверху. Быдлячонок-сокамерничек всё переживал, что, мол, как встретишь Н.г. – так его и проведешь (и не один, в нашем-то положении :) , да сколько ему дадут срока, да рассказывал, как теми сроками на «пятерке» (на малолетке, Пятый централ Москвы) они орали в окно «С новым годом!», после чего «мусора» их всех вывели на «продол»… На удивление, вчера тут зэки орали и буянили мало – разве что в момент последнего удара курантов начали долбиться всем этажом в двери и долбились примерно минуту, – и даже традиционные взрывы петард и фейерверков на улице были совсем не так активны, как в прежние годы, в середине 2000-х, – ну да, сейчас и пиротехнику-то уже почти запретили, и позапрещали все места, где ее раньше взрывали – дворы и т.п….

2.1.14., утро (после проверки)
Опять не довелось позавтракать сегодня: пшенку (единственную из каш, которую я здесь ем; гречку на завтрак давать перестали давно) дали не только опять абсолютно водянистую, но и СЛАДКУЮ! Суки, для кого они тут это готовят – сладкие каши время от времени?!. Для сидящих здесь в абсолютном большинстве идиотов, которые даваемый на завтрак же казенный сахар-песок сыплют не в чай, а в кашу? Тоже четкий, безошибочный признак генетического идиота (а дятел-домушник, да, кажись, и волгоградский засранец в 408-й год назад, вообще сгущенку наливали себе каждое утро в каши). Короче, пришлось вылить эту отраву…
Девчонка в форме – цензорша, видимо? – принесшая мне 31 декабря письмо от Миши Агафонова, на мой вопрос сказала, что выходит на работу она 5-го (воскресенье!..), так что отдать ответ можно будет в ужин 4-го, в субботу. Совершенно не верится, что дежурящий по этажу «мусор» его возьмет, – придется муторно и тягостно выяснять с ним этот вопрос через «кормушку» (если он вообще соизволит снизойти до разговора со мной…). Самое же поразительное – почему и зачем цензорша выходит на работу 5-го, посреди «праздников», да еще и в воскресенье…
Вот они, короче, – идут, тянутся, эти дни, которым я так обрадовался, услышав последний раз в «суде», что заседание переносится почти на месяц – с 20 декабря на 16-е января. Я тогда еще не знал, что сидеть будем вдвоем, – это еще лучше! И – вот они, эти пустые, глухие «праздничные» дни; вчера полдня читал библиотечную книжку (детектив Устиновой), в остальном же – делать абсолютно нечего, пусто, скучно; сокамерничек до обеда спит, не мешает мне даже своим быдловизором с бесконечными нелепыми ментовскими сериалами по НТВ (активизируется после обеда – и до ночи, когда уже я ложусь). Что делать? Писать стихи, если пишутся; думать о будущем, – если оно есть; вот уже шесть лет и четыре с половиной месяца мне осталось (дай бог, чтобы еще меньше). Из-за проклятых болей в пояснице и ногах (в верхней части, особенно левой ноги, отдается та же поясница, боли какие-то невралгические, в тканях, и весьма неприятные) я не могу даже долго ходить по камере, даже сидеть на шконке, опершись спиной на тумбочку, как я тут привык, – в основном приходится лежать на том или другом боку; лежу, размышляю или дремлю. Будущее, будущее, есть ли оно?.. Вроде шесть и четыре с половиной – не так много, особенно если сравнивать с п/ж, как мне советовала, кажись, Лена Маглеванная. Да, можно, наверное, как-то дотянуть… А что потом? Прозябание в полном ничтожестве, в одиночестве, в вакууме?.. Особенно ТАМ, – если еще удастся выехать, конечно. «Хоть тушкой, хоть чучелом», – короче, пошла уже классика жанра, советский фольклор «отказников» 70-х… Всё повторяется… То, чего я хочу, не сбудется, это я чувствую совершенно ясно, и за все пережитые мучения не будет никакой компенсации, никакой награды, – а только серое и скучное прозябание – доживание, пусть и в нормальной стране, и то – если дадут пособие, как вон в Финляндии, по словам Лены М. А бороться с Мордором, – кто будет с ним бороться? Он уже всех купил и подкупил, высокие принципы, права и свободы личности, – забыты, все радостно обнимаются с Путиным, весь Запад. Боюсь, что и мне, несмотря на всё мое желание, не удастся прервать этот процесс объятий… :(((

3.1.14., утро (после проверки)
Добью уж этот листок, черт с ним… Тоска опять с утра невыносимая, мучительная, – в самом деле, мытарства души, иначе эти тюрьмы и зоны не назовешь… Тихо, спокойно, шмона до сих пор не было. Дурачок-быдлячок-сокамерничек стандартно: до обеда спит, после обеда смотрит сериалы. Их по НТВ показывают минимум два в день, и каждый идет по четыре часа, рехнуться можно!.. Оба абсолютно бредовые: боевики с ментами, ворами в законе, стрельбой, погонями, взятием заложников, наркоторговцами и их разоблачением, и т.д. и т.п. Омерзительная телепурга для быдла. Первый, с обеда, я еще хоть как-то переношу, но на втором, с ужина (19-30), меня вчера опять переклинило, как раньше: от многочасового слушанья разговоров персонажей ощущение, что голова пухнет и мозг сейчас взорвется, невозможно переносить… М.б., просто слишком громко орал быдловизор, но сделать потише – просить эту поганку мне очень не хотелось, для нее ведь тоже просмотр фильмов – это своего рода священнодействие, как для них для всех, уголовного быдла. Попросил всё же, когда началась очередной раз реклама, – она всегда еще громче. Хорошо хоть, что ночами сейчас все-таки сплю, хоть нервы не расшатаны так, как осенью, при тех двух животных – дятле и владимирском быдляке – когда не мог уснуть всю ночь даже в полной тишине. Этот хоть выключает (пока) пораньше…
Да, кончена жизнь, прошла, пролетела незаметно, осталось только вот это – тюрьмы, лагеря, уголовники и «мусора» вокруг, неотличимые друг от друга… Боролся, боролся за всё светлое и хорошее, – и вот результат: пустота, отсутствие всякого результата… Самое же мучительное, что давит и жжет душу сильнее всего, – а ради чего это всё?!! Вот эти муки, мытарства, эти вот 2327 дней срока, на сегодня остающиеся, – ради чего??! Ведь ясно же, что и там, впереди, за сроком этим, если доживу, – и там тоже пустота, бессмыслица, никчемность, там тоже останется лишь доживать, с горькой усмешкой вспоминая о несбывшихся мечтах – как это у меня уже и было в 2012, до ареста. Лежать на диване и вспоминать… Мое дело, моя главная жизненная цель – бороться с этим Мордором, что называется сейчас РФ, но – как же бороться с громадной империей в одиночку?! Писать статьи на забаненных там давно сайтах? В комментах ЖЖ говорить быдлу, что оно быдло? Что его империю надо уничтожить? Да, это я могу и один; интернет – хорошее поле для работы даже в одиночку. Но – и всё?!! Империю это даже не пошатнет, увы. КЦ и сайт MFF до сих пор ее не пошатнули, даже меня из тюрьмы не спасли. Антоша и Лена М., допустим, будут мне помогать, они мои единомышленники, – и что? Никто в Москве даже нее почешется. А правительства Запада, президенты США, – они так и будут жать руку Путину и покупать у него нефть… Поднять народы , устроить вихрь, который сметет и разломает эту империю, как смел СССР, – вот что надо, но надежды на это никакой, увы… Все дружат с Россией, меня с моими двумя сроками вряд ли вообще кто будет слушать… :((

5.1.14., 9-й час утра (после завтрака)
Ну разумеется, мой ответ Мише Агафонову эти мрази вчера не взяли! Поговорил сперва (несколько дней готовился!..) с девчонкой в форме, сопровождавшей баландера с ужином. Она, разумеется, ничего не знала, – сказала, что узнает и зайдет еще раз. Но вместо нее уже через минуту «кормушку» открыл другой «мусор» – тот самый бритый наголо идиот, что чудит здесь постоянно, – то летом прищемил себе пальцы «кормушкой», то – еще при нарядчике – утром как-то требовал у нас раскладушку… Известен он также тем, что по любому мелкому вопросу вместо того, чтобы «кормушку» открыть или в «глазок» сказать, как другие, – сразу отпирает дверь, так что даже странно, – вчера он всё-таки общался со мной через «кормушку», сейчас вот только я это сообразил. Открыл, спросил, кто мне сказал про письма, – и заявил, что, мол, пусть она (цензорша) тогда сама приходит и берет мое письмо, а они, мол, ни писем, ни заявлений, ни апелляционных жалоб сегодня не собирают, только 8-го вечером.
Свиньи, свиньи, мразь, режим свиней, государство свиней, и на всех должностях в нем, даже мелких, вплоть до дежурного по этажу в тюрьме, – одни свиньи!.. Нечисть… После этих двух разговоров меня аж трясло, жарко аж стало, – пришлось снять «тепляк», надетый еще утром (новый, с наклеенной биркой, мать еще год назад передала – но он был мне тесен, как раз вчера разносил его). Не то чтобы я ждал чего-то другого, надеялся на что-то, – но все равно, невероятно унизительно это – просить что-то у НИХ, а тем паче – просить, зная, что откажут, невыносимо унизительно получать этот отказ, даже если о нем и знаешь заранее. Унизительно, омерзительно и оскорбительно. Теперь ждать до 8-го, да еще мучает всё время эта гнусная мыслишка, – а что, если 9-го, в четверг, первый рабочий день, мать не догадается мне ничего заказать, или забудет, и т.д., а у меня еды как раз до 9-го, – а что я буду есть дальше? До самого 14-го, когда получу ее стандартный заказ от понедельника, 13-го? Будут, правда, еще макароны по-флотски, лапша б/п и тушенка, но не одними же макаронами и лапшой питаться все эти дни, особенно когда на обед тоже тут дают макароны (раза два в неделю стали давать последнее время). В этом письме к Мише я написал, чтобы он напомнил матери, если получит его раньше 9-го, но – теперь с этим вышел полный облом…
Вчера даже спина и ноги перестали днем болеть – до того вдруг разболелась десна, в том месте, где шатается зуб, нижний, прямо спереди, по центру, – на том самом месте, откуда уже вылетел другой зуб, как раз два года назад, в первые дни 2012 г. Оставшиеся раздвинулись, этот шатался тогда совсем чуть-чуть, а сейчас – уже сильно: сказывается год с лишним тюрьмы… Будь она проклята, эта тюрьма: именно в ней мне и испоганили нижние передние зубы, когда, еще в 2006, на «Матроске» при очередном приступе с потерей сознания, засовывали ложку в рот, – как раз между этими зубами и верхними, там был зазор. Тот, что вылетел в январе 2012, именно тогда и стал шататься, – но всё же пять с половиной лет еще продержался; теперь вот – следующий на очереди… :((( От холода, что ли, от продуваемого насквозь окна, или еще от чего – разболелась эта десна вчера невыносимо, хотя в этом месте никогда не болела. Аж, говорю, спина прошла, довольно долго я ходил вчера туда-сюда по камере , пока не устал. Лег спать – после горячего чая вроде прошла, утром проснулся – десна совершенно не болит; но стоило съесть на завтрак проклятую пшенку, – заболела опять. Жевать, получается, я теперь вообще не могу!.. Слава богу, заболела ненадолго, сейчас вроде опять прошла…
Большого шмона пока так и не было, но вчера уже в ужин и после (!) него откуда-то из 501, кажись (восьмиместка на той стороне коридора), кричали, что у них шмон, а м.б., и не только одна 501-я.
Беруши вчера, к счастью, опять не понадобились, – сокамерничек-быдлячонок, насмотревшись, вырубил быдловизор как раз когда я ложился спать. Но это всё же везение редкое…

6.1.14., утро (после завтрака)
Вчера перед обедом опять та же девица, что и 31-го (но на сей раз не в камуфляже, а просто в синей форме, поэтому не сразу узнал) принесла электронное письмо от Герасимова из Питера. На мой вопрос – не возьмет ли она мой ответ Агафонову, не взятый у меня накануне вечером, – ответила отказом. Мразь… Видите ли, так она не берет – только через дежурных «мусоров» по вечерам (еще три дня ждать, значит). Суки, мрази, будьте вы прокляты сами и со всем вашим свинским быдлогосударством РФ!..
Тоска опять дикая, невыносимая по утрам, просто убийственная. За что я так попал??! Когда всё это кончится? Зима, на дворе темень… Утро в тюрьме… Вместо «Россия, выборы, зима» Нестеренко, – надо подставить «Россия, тюрьма, зима», – вот этого сочетания, и впрямь, есть ли тошнотворней… А скоро ведь опять ехать в «суд», всего-то девять дней осталось от этого моего почти месячного отпуска. Омерзительная, тошнотворная процедура, гнусные сборки, трясучие автозаки, неволя тюремная сменяется неволей в конвоирке «суда», еще худшей, – там даже в туалет надо стучаться и проситься многократно… И есть ли что-нибудь более безнадежное, тоскливое и мучительное, чем когда ты входишь с лестницы на «семерки» (третий этаж нового корпуса, где камеры на «7») утром – а там весь этот предбанник, где собирают «судовых», уже забит, и деваться тебе некуда, и не встать у стеночки – они все уже заняты, обсижены (обстояны, точнее), как мухами, этой нечистью, уголовным отребьем, теперь уже поровну русским и среднеазиатским, которое не намного лучше; и ты стоишь среди них, как дурак, столбом , опираясь на палку (хорошо, хоть палка есть), дыша поневоле кому-то из них в затылок, и кто-то дышит в затылок тебе… Быдло, отребье, нечисть, – самое мучительное для меня в тюрьме, в этот раз точно так же, как и в тот. Ненавижу, ненавижу всю эту скотскую мразь, эту страну мрази!..
Почему-то пришла утром мысль: имеет ли смысл, даже самому уже уехав, пытаться тут хоть к кому-то обращаться, кого-то пытаться сагитировать на что-то толковое, антигосударственное, хоть на какую-то активность? Не то что интеллигенцию вообще (где она?), а вот студенчество, например, как своего рода квинтэссенцию интеллигенции. Понятно, что делать что-то вообще-то нужно, это лучше, чем просто жить там в комфорте, забыв обо всем. И что сказать молодежи – в принципе есть, да вот только – воспримет ли она? Если это будут не шкурные интересы, а абстрактные ценности (свобода, права…) – едва ли. Хотелось бы что-то делать, даже если надежда на успех здесь минимальна, – хотя бы какие-то листовки по ВУЗам распространять, например, благо что теперь можно готовый макет в PDF просто скинуть, а здесь распечатают, – но, увы, разум подсказывает, что это безнадежно абсолютно – кого-то за что-то здесь агитировать (разум и опыт, точнее), что эту страну лучше и правильнее всего было бы просто сжечь, утилизировать вместе со всем, что и кто в ней есть…
Пережить весь этот кошмар – и уехать… Еще выпустят ли?.. И не будет ли какого-то вот такого соблазна в тот момент – остаться, попробовать всё же тут что-то делать, какие-то мнимые возможности… Но, слава богу, все надежды на очередную «оттепель», похоже, похоронены Медведевым в 2011 – и надолго!..

7.1.14., 5-й час вечера
Я, конечно, прекрасно понимал, с кем имею дело, и не питал никаких иллюзий, – скорее, просто ждал. И вот дождался: сегодня, не с первого (неделю назад), так со второго раза это алкогольно-наркотическое животное, выродок, говорящий кусок дерьма, с которым я сейчас сижу, настоял-таки – и лично, уходя в баню, открыл-таки в камере окно! «Проветривать», сука тупая! Воздух ему, видишь ли, спертый!.. Мразь, выблядок, говна кусок!.. Сука… Пришли – в камере холод собачий (еще и дверь осталась открытой, сквозняк гулял). Это чмо полезло само закрывать моей палкой, – быстро насобачилось, сука!.. Сидит сейчас, продолжает смотреть сериал…
Быдло, быдло, тупое, скотское быдло… Эти выродки, которые сыпят сахар в кашу, кладут полотенца на подушки, «проветривают» в любой холод помещения, в которых живут не одни… Еще были у меня какие-то их признаки в коллекции, пока мылся в бане – вспоминал всё, хотел записать, а вернулся – забыл… :((( Будьте вы все прокляты, мрази! Из-за вас я сижу в этой тюрьме, из-за вас сломана вся моя жизнь, с первых же лет… Нет никакого будущего, ничего – только пустота… Будь ты проклята, свинская эта империя, страна мрази и быдла, нечисти и пьяной тупой мрази!..
Шмона так и не было. Кончаются проклятые эти «праздники», завтра – последний день (и не забыть вечером отдать почту!). Три стиха – один большой, два маленьких, и заявление про Волгоград, – таков итог этих двух с лишним недель. Негусто, увы… Честно говоря, как бы низменно и пошло это ни звучало, но больше всего меня сейчас волнует вопрос, догадается ли мать заказать жратву в четверг, 9-го января, чтобы уже в пятницу я получил ее, или же придется перебиваться паштетом, хлебом и макаронами по-флотски до самого вторника, 14-го…

8-й час вечера, после ужина
После открывания окна дуть с него, даже закрытого, стало просто сатанински. Ничего теперь не поделаешь, так и мерзнуть здесь до весны, если досижу… Животное это бессмысленное тем временем смотрит по НТВ очередной – ежевечерний – сериал, – про доблестное ФСБ, которое в каждой серии ловит каких-нибудь новых злоумышленников; сейчас вот, например, говорили о продаже якобы новейших химических веществ – ядов, которыми – в мизерном количестве – якобы можно отравить всё Химкинское водохранилище. Эх, хорошо было бы, если бы это на самом деле было так!.. Я бы лично поехал и всыпал бы этот яд – да хоть с Дмитровского моста, который переходили мы тогда, в 2005-м, с Ленкой… Эх, суки, нечего вас жалеть, быдло и мразь, миллионы недочеловеков, травить вас надо беспощадно, как крыс!.. Русским двуногим крысам – дератизацию! – вот он, правильный лозунг! Некому, некому просто тут этим заниматься… ну, кроме смертников Имарата Кавказ, разумеется, честь им и слава! Пусть взрывают вас почаще, побольше и посильнее, – ваши вокзалы, троллейбусы, метро, аэропорты, школы, больницы, поезда, всё, что угодно… Так вам и надо, – мочить, безжалостно мочить вас надо, русские свиньи!..

8.1.14., 9-00
Вчера вечером это существо – быдлосокамерничек – развило вдруг бешеную деятельность по… затягиванию телефона! Еще накануне оно надумало писать наверх – в 637, сидящим там таджикам (или узбекам ? Кто их разберет…) – «малявы» (вообще, всё делает исключительно в письменной форме, – прямо писатель, блин, абсолютно безграмотное чмо), чтобы они со своей «трубы» позвонили его родственнице – жене брата посаженного за наркоту на 12 лет (других родственников не осталось), и спросили ее насчет передачи вещей, присылки фотографий и т.п. К моему великому изумлению, таджики согласились (!), позвонили – и ему вниз, через дыру в потолке, передавали, ЧТО она говорит! .. Невероятно, но факт!.. Однако вчера вышло еще невероятнее: оно написало им опять «маляву» на тему: где и за сколько можно купить телефон. Тут же пришел (устный) ответ: за десять тысяч! Если не в самой 637, то где-то в зоне доступа от нее есть на продажу – и даже разные: с интернетом, без интернета, и таджик (узбек?) по имени Ровшан еще и спрашивал: какой, мол, вам нужен? На мои опасения, что уж больно это всё легко и быстро получается – прямо вот так, влегкую, у абсолютно неизвестных каких-то людей купить в тюрьме телефон за 12 тысяч – это существо с абсолютно железобетонной наивной уверенностью объясняло мне, что обманывать им нет смысла – иначе, мол, оно пожалуется «положенцу» (который на том корпусе и до которого едва ли легко будет достучаться, – пожалуй, придется «тусовать маляву» кому попало в очереди к врачу, т.к. 637 жалобу ему на себя едва ли отправит, а другой «дороги» нет) – и тот, мол, их накажет. С такой же детской уверенностью оно объясняло мне, что его «малявы» в 637 (с его подписью причем!) о покупке телефона ни за что не всплывут где-нибудь у оперов, т.к. в 637 их непременно уничтожат…
Но найти деньги на покупку телефона, не имея телефона, нереально, – и это чмо стало прочить таджиков в 637 спустить нам сюда их (который им тоже «загоняют» на ночь, не их собственный) телефон «на десять минут». Те, конечно, не такие дураки – стали отмазываться, что он не пройдет в эту дыру в потолке, через которую идет всё общение; что им его еще не «загнали», и т.д. До 12 ночи быдлячонок ждал – ни фига! Еще при первой же просьбе о спуске телефона сюда ему устно ответили, что он не пролезет в дырку – а зато, мол, могут спустить в нее наушники с микрофоном, чтобы можно было разговаривать, стоя на тумбочке. Существо в ответ написало им, что я, мол, «хожу с палочкой» (слово «инвалид» ему неизвестно, видимо) и не могу залезть на тумбочку (если даже и смогу, то не хочу; тем паче, что в «глазок» часто заглядывают и стоять придется как раз на виду), поэтому, мол, надо, чтобы они спустили сам телефон. На том все переговоры вчера ночью и закончились, телефон не спустили. Я сказал ему еще до того, когда предварительно обсуждали идею «затянуть трубу», что попробую поискать деньги, но не обещаю, – естественно, о том, чтобы мать дала на это десять тысяч, не может быть и речи, она скорее удавится (хотя свободная эта сумма у нее, безусловно, имеется), да и орать от радости и спрашивать про здоровье она будет добрых десять минут, если ей вдруг – впервые за десять месяцев – позвонить по поводу денег; разговора явно не получится, так что придется это делать через Мишу Агафонова, он не столь эмоционален. Не то что десять тысяч – а брать телефон за семь, не больше, и пополам, –он (быдлячонок) вроде говорил, что какие-то знакомые пацаны на воле могут ему дать денег, – и 3,5 тысячи-то из матери будет вытрясти огромной проблемой!..

9.1.14., 8-14
Выродка-быдлосокамерничка моего вчера неожиданно еще днем, когда он, по обыкновению, дрых до обеда, «заказали» на сегодня в «суд», на шесть утра. Весь сон слетел с него мигом, – это надо было видеть!.. :))) Вечером, разумеется, он начал отправлять наверх, в 637, заранее написанные «малявки», чтобы ему дали позвонить вот этой самой жене брата, от которой он всё ждал передачи. Провода с наушниками, обещанного накануне, в 637 почему-то не оказалось, и они сделали еще остроумнее: включили громкую связь и положили телефон возле самой дыры (у них – в полу, у нас, соответственно, в потолке), так что, встав на дужку верхней шконки ногами, а рылом уткнувшись в самую эту дыру, он кое-как мог разговаривать. И что же мы услышали?.. Я – сперва какой-то резкий, но неразборчивый женский крик, потом разобрал, что родственница вроде как возмущена и требует, чтобы ей больше не звонили (хотя не поручусь). Быдлячонок же очень быстро стал говорить ей, чтобы она угомонилась, и обличать ее, что она в жопу пьяная, а вскоре сказал владельцу телефона прервать разговор.
То бишь, и здесь всё, как было в тот раз в Нижегородской области, один в один: кому эти уголовники ни позвонят из своих родных/друзей на воле – там все в стельку пьяные!.. Страна спившихся, конченных, совершенно бессмысленных алкашей… А еще хвалятся, что они, мол, такие непобедимые, воюют так, мол, героически, Гитлера когда-то (якобы) победили… Представляю этих спившихся вояк сейчас, появись тут хоть новый Гитлер, хоть кто угодно, – они же не только алкаши, но и дети алкашей, в том числе и те, кто служит в их армии и даже ею командует... :)) Мразь, нечисть, пьяное свинобыдло, короче, – вот ЧЕМ (раньше-то я, дурак, всегда писал «кем») населена эта страна…
А это блядво, вопреки моим ожиданиям, сегодня проснулось-таки вовремя, еще не было шести утра, – и тут же показало себя во всем своем быдлосвинском блеске. Видя, что я сплю (я не спал уже, но лежал под одеялом, лицом к стене, и оно не могло знать, сплю или нет), сперва долго плескалось под краном, включив его на всю мощь; потом включило, конечно же, быдловизор, ну куда же без него! – и, видя, что я продолжаю (как бы) спать – эта мразь, уходя, даже не подумала его выключить!.. Пришлось мне вставать и выключать самому. Чтоб тебе лет десять дали, тупая ты мразь!..
«Первый рабочий день нового года», как с утра вовсю уже квакают по телевизору, во всех их быдлоновостях. Главная новость утра: оказывается, уже неделю (!) власти Сенегала держат у себя под арестом какой-то русский рыболовный корабль с экипажем, задержанный где-то в африканских водах. «Росрыболовство» – и это квинтэссенция новости – готовит против правительства Сенегала судебный иск. Эх, жаль, нет у меня здесь твиттера, да и на воле я им не так уж активно пользовался. Но если вообразить, что это не тетрадный листок в клеточку, а экран компа или смартфона, то вот она, моя запись в микроблоге: «Сенегал: молодцы негры! Убейте их".
Еще одна новость оттуда же – что сегодня будет сильная магнитная буря, – какое-то очередное возмущение на солнце. Меня это волнует только в одном смысле: сможет ли мать, чувствительная к таким вещам, поехать заказать мне здесь жратву. Или хоть по телефону через эту свою знакомую в здешнем магазине (если у той будут деньги, чтобы оплатить). Крайне неприятна мысль, что придется-таки голодать, – если не прямо здесь, в тюрьме, то на зоне-то уж точно придется, там от силы будет три-четыре свиданки и передачи в год. Вчера между ужином казенным (немного вареной картошки, почти в виде пюре) и своим (пара бутербродов с последней еще оставшейся колбасой) мне постоянно хотелось есть, – хорошо, было еще немного крекера, а потом и колбасный сыр, чтобы заглушить это ощущение рези в животе. И хотя я живу не для того, чтобы есть, конечно, – всё равно, перспектива постоянно, день за днем, эту резь испытывать и не иметь чем ее заглушить, особенно по вечерам, перед сном, крайне неприятна. Был бы еще там, на зоне, нормальный ларек, да пускали бы в него почаще, хотя бы раз в неделю, – ну и денег бы побольше клали на счет те, кто будет приезжать…
Ну и – ждем сегодня Бородина, конечно! Он обещал, что, м.б., придет сегодня, но не очень точно обещал, – и я не верю, разумеется. Дай бог, чтобы пришел хоть 14-го, на которое он свой приход обещал точнее, – и дай бог, чтобы до тех пор мать всё же что-то заказала, т.к. передать ей эту просьбу раньше его прихода (и ведь заказанное приносят только на следующий день) я едва ли смогу…
Вроде мелочь – да? – ну подумаешь, быдлячонок не выключил телевизор, уходя. Но из таких вот мелочей и складывается понятие быдла (русского свинобыдла, если быть точным) и его отличия от нормальных людей…

11.1.14., утро (до завтрака)
Опять безумные дни… Позавчера таки приходил адвокат; выдернули меня к нему 20 минут второго – и еще часа два стоял там в отстойнике, ждал; а разговаривать вообще начали в коридоре – настолько всё было забито после Нового года.
Вернулся оттуда к самому ужину. Быдлячонка еще не было. Только успел съесть ужин (кислую капусту) – открывается дверь. Заходит мужик с матрасом под мышкой. Я аж обалдел… Думал, мы еще долго тут вдвоем просидим – м.б., тоже месяца полтора, как тогда, летом, с быдляком… И вот – привели… Из 310-й, с того корпуса, но – арестован только 5-го числа, курил спайс, чуть-чуть не успел докурить и уехать… По 228, естественно, сидит, уже третий раз, но раньше – по 226 (кража оружия) и 158, два раза. 1978 года рождения (а с виду – старше меня), из Башкирии родом и пропиской (русский, ненавидит башкир), в Москве жил на «Соколе» у нерасписанной жены. Знает английский, когда-то (в юности) даже преподавал его в школе, – последнее время работал в такси для иностранцев. Услышав это, я спросил о Храмове, – нет, работал не у него, но с ним только на днях говорил по телефону, – видимо, об устройстве на работу, о чем еще? С этого началось наше с ним общение, с общего знакомого, и продолжалось весь вечер и весь вчерашний день. Он оказался церковным (РПЦ-шным, естественно) православным, докурив спайс, как раз собирался ехать в монастырь в Серпухов, и весь вечер, да и часть вчерашнего дня, мы проспорили о религии, вере в бога (он, как и сто раз до него я слышал, обещает мне, что я еще к ней приду :) и истории РПЦ, которую он, конечно же, не знал толком и разоблачение которой ему весьма не понравилось (типа, он идет в церковь не к попам этим ГБ-шным, а к богу, – стандартная отмазка). Но поругаться не поругались, пока. Он читал мне вчера свои стихи, я ему – один стих Нестеренко («Здесь любая победа всегда обернется бедой»). С ним можно говорить о книгах, – слава богу, интеллектуальный уровень позволяет, книг он читал достаточно, хотя в основном и не те, что я. Учился в Башкирии в пединституте, но не закончил, – не удивительно, учитывая столь глубокую наркотизацию: 17 лет наркоманского стажа, попробовал всё; правда, говорит, что последние годы от тяжелых наркотиков отказался, больше курил спайс и т.п.
Короче, посадили человека, с которым хоть можно о чем-то поговорить, не такое тупое бессмысленное быдло, как обычно, – и, пока мы спорили о религии и о чем-то еще, быдлячонок несколько раз говорил нам иронически, что, мол, вы друг друга нашли. Новенький вспомнил кольцо Соломона с надписью – и объяснял быдлячонку, кто такой Соломон. И вообще, они друг друга подкалывали весь день; новенький внес, правда, слишком уж много шума, веселья, приколов и подколов в спокойную до него жизнь камеры; в частности, своей болтовней вчера не дал быдлячонку спать до обеда, как тот привык, а мне – написать письмо Агафонову (как раз о боге, – в ответ на его, принесенное Бородиным). Правда, полдня, с самого утра, вчера у меня болела голова, я пил кучу таблеток – одну, от давления какую-то, дал мне он. Поговорить есть о чем, и отношения пока вроде нормальные; но – уже на сегодня он с быдлячонком планировал какую-то уборку в камере, – я надеюсь, они не будут меня к ней привлекать, справятся сами. Тот еще посвятил его в свои планы покупки «трубы», – и новенький вчера уже после отбоя размышлял, что, мол, не «загонят» ли нам таджики из 637 «трубу» охотнее, если открыть окно и попросить их «загнать» ее через окно, – мне, короче, только вот не хватало налаживания тут в январские морозы еженощной «дороги» через окно, под которым я как раз сплю и с которого и без того дует невыносимо... Короче, я не строю себе никаких иллюзий. Да, поговорить есть о чем, и время вчера и позавчера за спорами об РПЦ, чтением стихов и рассказами о прочитанных книгах пролетело почти незаметно. Но – увы, проживание вместе в маленьком помещении, совместный быт, необходимость уборок, мытья и т.п. – еще сделают свое дело. Отношения неизбежно испортятся, мне еще суждено познать реальное лицо и этого человека, как и многих других до него, и ничего приятного уже сегодняшняя уборка не сулит…

12.1.14., 8-й час утра (до завтрака)
Напряжение предыдущих дней вчера уже схлынуло, день прошел спокойно. Никакой уборки не было. После завтрака и проверки они дрыхли, хоть и не до обеда (а я писал письмо Мише Агафонову о «боге» :) ; потом – тупо смотрели быдловизор, причем до глубокой ночи, когда я уже лег, у них кончился концерт, хотели уж было тоже ложиться, – но при заключительном ритуальном перещелкивании каналов новенький вдруг увидел какой-то фильм – и радостно завопил, что, мол, давай его немного (!) посмотрим. Был при этом так любезен, что спросил меня (первый из всей этой камеры с марта 2013), не помешает ли это мне. Я сказал, что лучше бы сделать потише (раз уж не выключить, как я надеялся), и вставил в уши заглушки.
Дальше, ночью, произошла совершенно идиотская история. Дело в том, что новенький – тоже первым из всех, кто до него спал на этой верхней шконке – еще прошлой ночью взял да и завесил газетой ночник, бьющий там прямо в глаза. И вот сегодня я просыпаюсь – они спят, а свет уже горит. Достаю беруши из ушей, встаю, включаю быдловизор, смотрю время – 3:38! Сперва решил, что отключалась ночью розетка и сбились часы в телевизоре, – вот досада; но раз свет горит – шесть-то утра уже есть. Но – что-то тихо; раскладушки не собирают, «расход» по камерам не стучат; странно как-то. И тут, уж точно не помню, как, но мне приходит вдруг мысль, что, м.б., время-то по ТВ и правильное, еще и четырех нет, – потому что не мог я проспать с часу ночи сразу до шести, ни разу не проснувшись, – а, видимо, просто нам зажгли свет, т.к. заглянули в «глазок» и увидели, что у нас темнее, чем обычно, – ночник-то завешен. А в таких случаях они не церемонятся, прибегают к самым простым решениям, – как тогда, осенью, когда на два дня выбило все розетки и ночники – и свет на всем корпусе вообще не гасили никому.
Короче, раздумываю убирать одеяло, как было уже хотел; решаю лечь под него и подождать: если загремит вскоре телега с завтраком в коридоре – то, значит, восьмой час, а если нет… Ложусь, лежу, отвернувшись к стенке, в таком положении свет особо и не напрягает. И вдруг – темнота! Погасили! Ура!!! Но – через пару секунд загорается снова. Тут уж все сомнения разом отпали: заглянули в «глазок» - увидели, что горит свет (непорядок!) – погасили – еще раз заглянули – увидели, что чересчур темно (тоже непорядок!) – включили опять. Но понятно, что после шести утра никто не стал бы выключать уже горящий в камере свет. Значит, и впрямь время – еще и четырех утра нет!..
Так и провалялся при свете до подъёма, уже и не спал больше, по-моему. Последние дни, за всеми этими разговорами с новеньким, чтением стихов и пр. даже забыл на какое-то время, что сижу ни за что и что впереди-то ничего нет… Короче, 2318 дней еще мне осталось провести среди существ, среди которых данный новоявленный сокамерник есть невероятно редкое и приятное исключение, – впрочем, пока он здесь еще только неполных трое суток, и до извечной темы уборки в камере мы еще не добрались…
Что еще забыл о нем написать вчера, – поразительное, одно из первых сведений, с которых он начал знакомство 9-го вечером, – это то, что его московская нерасписанная жена (именно она, если не путаю; надо будет уточнить) в каком-то дальнем родстве с Никитой Тихоновым, убившим адвоката Маркелова и сидящим сейчас на п/ж. Причем новенький наш, конечно же, уверен, что он никого не убивал и дело сфальсифицировано…

13.1.14., 8-й час утра (до завтрака)
Увы, спокойная жизнь в камере кончилась – и началась та тяжелая, бессмысленная суета, что называется обычно у уголовников «движухой». Вчера утром, сходив наконец-то «гулять» (два дня рвались), они записали в журнал дежурств нарды; в обед получили их, но там не оказалось «зариков» - и началось!.. Сперва хотели слепить их из хлеба, но – слишком долго будут сохнуть; надумали (новенький антибашкир из Стерлитамака, оккупант башкирских земель) налить расплавленный полиэтилен от горящего пакета в спичечный коробок – и потом уже ниткой вырезАть «зарики» из получившегося брикета. Первый коробок у них, однако, загорелся от горящего капающего полиэтилена; второй они выложили изнутри фольгой от шоколадки, сделали, ниткой разрезали брикетик, стали стачивать получившиеся кубики об стену, – они получаются неровные, нужен штангенциркуль; короче, оккупант быстренько бросил это дело. Единственный результат – задымили всю камеру, пришлось – ну разумеется – открывать окно, мне тут же понесло холодом по ногам. В ужин нарды уже пришлось отдать. Короче, пустая, бессмысленная активность, колготня и суета, лишь бы убивать на что-нибудь время. Вечером опять у них кончилось курево, весь вечер, почти до двух ночи, ушел на попытки что-то выбить из 637 (днем давали пару раз по несколько сигарет), отправить через них же «маляву» о куреве в 526 (в 637 ее не взяли), узнать, кто «смотрит» за корпусом (не сказали новенькому) и бурное возмущение «такой постановой» в этой тюрьме, особенно когда быдлячонок сказал ему, что, по его сведениям, к «красным» на этом корпусе относятся так же, как к «пидарасам», не гоняют с ними «дорог», и т.д. У оккупанта быстренько пропало желание что-то еще выяснять насчет «смотрящего», но втрое прибавилось возмущения «такой постановой», – я уже лежал под одеялом, а он, на своей шконке, всё никак не мог угомониться…

14.1.14., вечер (до ужина)
Шумный, буйный, горластый, шебутной набитый дурак. Постоянно орет, «шутит», постоянно это дурное шумное веселье, какие-то идиотские зэковские «шутки» и приколы, преимущественно в рифму. От моего первоначального неплохого впечатления ничего не осталось. С прежним быдлячонком они уже спелись, постоянно «шутят» друг над другом, смешно ругаются, огрызаются; бесконечный чифир по десять раз в день, круглосуточный почти что телевизор (утром включат, посмотрят – и засыпают, не подумав даже выключить), постоянные эти опять решения: «сегодня во столько-то будем смотреть то-то» (или же ругаются, что смотреть, – один хочет один быдлосериал или быдлофильм, другой – другой), и т.д., и т.п. Шум, колготня, суета в камере, – только что колесом еще не ходят оба, особенно новенький; тишины и покоя, даже таких относительных, какие были в недавние «праздники», хотя бы только до обеда, – не осталось и в помине. Идиотское веселье и дебильные рифмованные быдлоприколы с гомофобским душком…
Вчера и сегодня новичок получил-таки магазин, да еще, позвонив сестре через дыру в потолке и громкую связь с 637, узнал, что и сестра – помимо гражданской жены, той самой двоюродной или троюродной, точно я не понял, родственницы Никиты Тихонова – заказала ему через интернет магазин, в том числе – страстно чаемые им тапочки. Но сегодня тапочки так и не принесли, пошел в баню в кроссовках, там надел на ноги, поверх носков, по два маленьких пакета - и мелко крестил каждый несколько раз уже на ноге. :)) Принесли ему зато из «ресторана» вареную курицу от жены, – магазинщица сперва думала, что это тоже мне (мать заказала вчера «ресторан», как обычно, но опять, дура, перепутала, – картошки-фри взяли две вместо одной, котлету по-киевски – наоборот, одну, а слойки мне на завтрак не взяла вовсе). Вчера же, получив два блока сигарет, они согласно «загнали» тут же две пачки в 637, там попросили еще и сладкого (им тотчас «загнали» конфеты), а потом – неожиданно это азиатское быдло сверху предложило, чтобы здесь, в нашей камере, для них поставили бы брагу, выгнали бы самогон, – они, мол, через окно и кипятильники нам «загонят», а мы им потом, через окно же, – готовый самогон (хотя через здешнюю внутреннюю решетку не пролезет даже самая маленькая бутылочка, из-под пепси-колы). Башкирский новичок, правда, решительно против этого выступил, но – тотчас решил, что это, мол, оперская разводка, – мол, им в 637 специально предложили, чтобы на нас был «материал», раздраженно орал на быдлячонка – мол, напиши им, что у нас тут «особый контроль», шмоны каждый день, и т.п., но в итоге тот всё равно написал им, что у нас якобы заколочено окно, не открывается, и предложил рецепт самогона, – таджики наверху сказали, что сами они не умеют готовить брагу. Новенький же орал, что, мол, они что, держат нас за лохов, это разводка, скажи им, что тут первоходов нет, и т.д. Но – обошлось, и после отказа даже дали попозже, после отбоя, им обоим поговорить по громкой связи.

вечер (после ужина)
В общем, теперь в камере сплошное неуместное быдловеселье и чифир. Они с быдлячонком спелись, едят и пьют теперь вместе – тот со своей «диеты», этот с магазина. В общем, тот же расклад, что был осенью у быдляка с дятлом-домушником Виталиком. Был владимирский быдляк, стал башкирский, – разница только та, что с этими двумя, несмотря на всё отвращение к ним, я еще разговариваю (и они со мной тоже)…

15.1.14., вечер (после ужина)
Целый день в новостях: Дума обсуждает «пакет антитеррористических поправок» – п/ж для тех, кто «обучает террористов», «вербует», «финансирует», ограничить до 1000 р. в день анонимные переводы денег в интернете, и т.п. По 205.2 наверняка тоже повысят срока.
Ну что ж, ребята, давайте-давайте, старайтесь!.. :)) Всё равно всех, кто хочет взорвать ваши вокзалы, метро, автобусы, школы и т.д. – отследить вы не сможете, как ни старайтесь! И денег эти праведные мстители на взрывчатку найдут себе всегда, не сомневайтесь. Даст бог, освобожусь, вырвусь из этой страны, – сам, лично, сделаю всё возможное как минимум для сбора денег тем же кавказцам, готовым подрывать себя на территории кровавой Русни, а м.б. – к тому времени это будут уже не только кавказцы. Вас будут – за дело! – мочить и взрывать до тех пор, пока ваша проклятая империя не сдохнет и не развалится, освободив оккупированные ею земли, – и никакие ваши «законы» и «ужесточения» уже не смогут этому помешать…
Эти вот два абзаца, которые выше, – первая запись в моем «Политическом дневнике», или «Тюремном твиттере» (еще не решил точно, как назвать, но для твиттера, пожалуй, длинновато) – дневнике, состоящем только из коротких комментариев к текущим событиям, который хочу я по мере возможности передавать на волю публиковать прямо сейчас, – хотя бы в «тифаретнике» своем, где же еще, – ну и, м.б., Дубров на КЦ тоже будет их озвучивать. Пока я в Москве, и не в абсолютной все-таки изоляции, – надо пользоваться, не терять время зря…
Про этого новоявленного башкирского быдляка – забыл я вчера написать, что он такое же быдло, как был тот, владимирский, – несмотря на то, что знает английский и даже преподавал его когда-то в школе, учился в пединституте (не окончил), играет на музыкальных инструментах и на зоне был в местном ансамбле, работал в московском такси для иностранцев… По сути-то, по манерам и привычкам, по речи в тот момент, когда не старается произвести хорошее впечатление на собеседника (со мной ему в первые дни это удалось, но потом я его раскусил), – обычное тупое уголовное быдло, со всем набором этого вонючего, гнусного зэковского рифмованного фольклора… Буянит и орет по любому поводу, – радость ли, возмущение… Сегодня устроил громкий скандал, когда наконец-то принесли ему с прочей снедью (сгущенка, чай и пр.) заказанные тапочки. Мало того, что они вместо нужного ему 45-го размера оказались 42-го (а у меня в 2006 г. на «пятерке» было наоборот), – это-то нормально, там же при заказе размер не спрашивают. Но то, что они оба были ЛЕВЫЕ, на левую ногу, – это было уже слишком!.. :))) Он сначала орал на нас с быдлячонком, потом решил не брать весь заказ вообще, – тогда, мол, магазинщица быстренько сбегает на склад и принесет ему другие тапки, – размечтался, ага!.. Отдал в «кормушку» неподписанные накладные и стал что есть силы орать на магазинщицу. Та резонно возразила ему, что им-то привозят уже готовые заказы со склада, – это ведь интернет-магазин, он вовсе не в этой тюрьме (и не в тюрьме вообще) находится. В итоге он всё же написал на накладных «возврат», как до того ему советовал и я по своему опыту, отдал тапки, а всё остальное осталось при нем.
Кроме того, в обед им дали нарды С «ЗАРИКАМИ», да еще на другой стороне доски – шахматные клетки, шахматы дали в отдельном пакетике, фишки от нард могут использоваться и как шашки, – и всё это великолепие не забрали почему-то в ужин! «Мусор», ходивший с баландером, сказал, что оставит до утра, – неведомо, почему вдруг такое нарушение своих же правил. Короче, резались весь день и режутся сейчас, занимая стол, – хорошо еще, пока они сделали ненадолго перерыв, я успел после обеда попить кофе. Но – сгущенку, видимо, мать после Н.г. так и не заказала, так что прикончить за два дня последнюю пачку - и кофе пить будет не с чем…
Самое отвратительное – завтра опять ехать в «суд». Месяц «отдыха» прошел, на улице морозы – восемь или все десять градусов, с утра, естественно, будет еще больше, надо доставать из-под подушки телогрейку, а туда, видимо, на ночь класть кожаную куртку, чтобы не возиться утром. Уже четверть девятого, но меня еще не «заказали», я не знаю – на шесть, или всё-таки на семь утра…
Пришло после обеда 50-е письмо от Майсуряна, – в основном реакция на мое письмо Ане Каретниковой от 8 декабря, ею повешенное в ЖЖ и даже (обалдеть!) перепощенное на «Каспаров.ру». Почитал всё это с большим удовольствием :) , как и само письмо. А вот ни «The New Times» последнего (двойного) номера за 2013 год, опущенного Бородиным в здешний ящик в магазине еще 24-го, что ли, декабря; ни им же туда же 9.1.14. опущенного письма от матери – нет и в помине. Похоже, журнала я уже так и не дождусь, хотя чтение его тогда, в последний декабрьский визит Бородина, не доставило мне никакого удовольствия…

17.1.14., 7-й час утра (до завтрака)
Прошлой ночью «заказали» на «суд», оказывается, только в два часа ночи, когда я уже давно спал с затычками в ушах, а они, досмотрев очередной бредовый «фильм», тоже ложились спать. Подошел к двери быдлячонок, но, как рассказал мне уже вчера вечером, подумал с чего-то, видите ли, что я не сплю и слышу, и не стал будить, да и утром вчера тоже ни слова не сказал. Так я и лежал пол-утра, гадая, почему не «заказали» и повезут ли теперь в «суд», или, м.б., «судья» на больничном и всё отменено, – пока не пришли за мной в начале восьмого: «заказ» был на семь, я мог бы в шестом часу и не вставать…
Они же вчера без меня весь день колобродили тут в камере, – «убирались». Составили тазик и все ведра под раковину, где им совсем не место; натянули под потолком через полкамеры веревку, – типа, для белья (десять месяцев все тут как-то обходились без нее, а эти – вот поди ж ты – не смогли), и т.д. и т.п. Тупое, бессмысленное быдло, – быдляк покрупнее и быдлячонок помельче; уже спелись и совместно жрут «доширак» быдляка с диетным мясом быдлячонка по вечерам… География другая (дальше на восток от Владимирщины), а типажи те же самые, стандартные… Смотрят, суки, опять по ночам (около 12 ночи только начало) абсолютно бредовые, нелепые фильмы (вчера – про «мутантов» американский) на полную громкость - и даже не думают сделать потише; если просишь – делают очень неохотно и ненамного. Всё повторяется, – так же почти было и осенью; сейчас меня до некоторой степени спасают только беруши, иначе я вообще не мог бы спать…
На «суде» же вчера было одно большое сенсационное событие: бандит «судья» по моему ходатайству и вопреки моим ожиданиям допустил-таки Санникову в качестве защитника! Меня, правда, аж корежило от отвращения, когда пришлось самому обращаться к нему с этим ходатайством, да еще и вставать, когда он тотчас докопался, почему это, мол, я не встаю (потому что это было бы проявлением совершенно незаслуженного уважения к тебе, тварь!), и произносить ходатайство еще раз. Невероятно, но – разрешил, взяв с нас подписку, что если она как защитник не будет по какой-либо причине являться на процесс, то мы не будем против проводить заседания и без нее, чтобы не затягивать. Но одно то, что она теперь сможет в качестве защитника приходить ко мне в тюрьму, – стоило, я считаю, того, чтобы, преодолев отвращение, встать и произнести заветную фразу еще раз…
Другой небольшой сенсацией был приход на «суд» Акименкова – одного из амнистированных недавно «болотников». После «суда» он успел мне сказать, что всегда рад поддержать мыслепреступника :) и что благодарен мне за поддержку их, «узников Болотной». Что ж, я тоже ему благодарен, – пришел, хотя сам левый, член «Левого фронта» и от меня идейно весьма далек. Карина же Магомадова, которая общалась с ним еще до амнистии, передавала мне от него слова поддержки и первой сообщила, что он готов прийти ко мне на «суд», – сама так и не появилась опять: по словам Акименкова, она сейчас где-то за границей.
Еще одним приятным сообщением стало то, что следующее заседание «судья» назначил аж на 5-е февраля, – теперь ясно, что «приговор» едва ли будет и в марте… И то – несколько томов «дела» прокурор оглашать вслух не стал, т.к.там были только распечатки моих текстов, отправлявшихся «следствием» на «экспертизу» (заключение которой Трепашкин просил исключить как недопустимое доказательство, – но ему отказали, конечно); когда оставался только последний том, девятый, – он вдруг попросил перенести слушания, т.к. он «занят в другом процессе» и торопится туда. «Судья» и перенес сразу на 5-е февраля. Все конвойные «мусора» были новые, порядки в «суде» – тоже новые (в частности, в конвоирке теперь до шмона закрывали в самые дальние боксики, где я сидел с дагестанцами и пр., а после шмона меня посадили в один из тех, у выхода, куда как раз раньше всех сажали до шмона); наверх водили с собакой и в наручниках, застегнутых СЗАДИ (что вызвало всеобщее возмущение); но меня не только повели без собаки и пристегнутым за одну руку, – поразительно, но эти новые «мусора» не мешали мне в перерывах говорить из клетки с матерью и людьми в зале!!. Те, прежние, не позволяли и слова сказать, даже если заседание в этот момент и не шло, а эти – стояли спокойно, молча, и только отогнали от клетки мать, пригрозив удалением, когда она подошла к моей клетке вплотную. Мать, кстати, поразила меня и тем, что свиданки в тюрьме, оказывается, теперь без записи (надо же!.. И года не прошло, с прошлого—то февраля!..), и обещала прийти в понедельник, 20-го января.

18.1.14., утро (до завтрака) Как же тошно, невыносимо, неописуемо тоскливо здесь по утрам!.. Тюрьма, в которой я сижу ни за что, будь ты проклята!.. Тоска, душащая тоска, – от этого окружения, от этих условий, от того, что осталось еще целых 2312 дней, – шесть лет и четыре месяца…
Ничего особенно интересного не происходит. Новая башкирская чума, наигравшись в нарды (которые им дают теперь всё время с «зариками», – о, где ты, всегдашняя расейская расхлябанность, из-за которой дали без них только в первый раз!..), скачет от избытка чувств по камере, чуть ли колесом не ходит, орет во все горло и стучит кулаками во что придется – от шкафа для продуктов до входной двери, которую она называет «робот». Быдловизор она тоже норовит все время сделать погромче, – и эта ее особенность особенно достает после прежних – быдляка владимирского, дятла-домушника и пр., которые хотя бы полной громкости избегали. Зато «кино» по ночам эта новая тварь жаждет смотреть так же яростно, как и все прежние, – как будто за просмотр фильмов ей деньги платят по таксе, или срок скидывают… Мучает вопрос: ЧТО смотреть (вчера ночью они очень страдали, что нечего), тогда как вопрос «смотреть или не смотреть» даже в голову не приходит. Так что, считай, с быдловизором я попал из огня да в полымя, как и предчувствовал, и если бы не беруши… Жду теперь свиданки с матерью или с Бородиным в понедельник, 20-го, – или, м.б., с обоими сразу. Больше тут ждать нечего…

утро (после завтрака)
Сделал сейчас новую запись в новопридуманном «Политическом дневнике»:
Говорите, химическое оружие продолжают вывозить из Сирии? Лучше дайте нам – русской радикал-либертарианской оппозиции – пару баллонов какого-нибудь газа поядовитее: ведь московские менты на разгон всяческих «несанкционированных» акций приходят, как правило, без противогазов… :))

19.1.14., 7-й час утра (до завтрака)
Надо сказать, что за день здесь, в этой проклятой тюрьме, я совершенно выматываюсь, физически и душевно, и после выключения света (около 22-00) лежу и жду своего ужина (после 23-30) полностью обессиленным, измочаленным – и этим бесконечно долгим (с шести утра!) днем, и бесконечным телевизором, и отсутствием дневного сна, и всеми прыжками и скачками этого новоявленного здесь быдла, и всеми их за день быдлоразговорами, ужимками, «шутками», ржанием, и т.д. и т.п., и – главное- постоянным подспудным ощущением, что жизнь прошла, что никакого будущего нет, впереди один только ужас, что из этой ловушки мне уже не вырваться…
Вчера утром из-за того, что я не расписался за «дежурство», этим быдлострадальцам не дали нарды (не позволили расписаться за меня), и весь день они особенно страдали – без нард, смотря лишь телевизор на повышенной громкости (впрочем, оба задрыхли, когда в пять вечера , после их бесконечного быдлосериала, я стал смотреть начавшийся фильм к 90-летию смерти Ленина по НТВ). Ничего, оторвутся сегодня - будут стучать нардами с обеда и до глубокой ночи… Мне это уже всё равно, – сгущенка у меня вчера кончилась, заказанную матерью еще 9-го января – так и не принесли, так что пить кофе после обеда мне не с чем и, соответственно, стол не нужен…

день (после обеда)
Два этих быдляка в камере уже полностью спелись – и, как обычно и бывает, общаются только между собой, полностью игнорируя меня. Со всеми предыдущими здесь было так же. Бешено, остервенело смотрят свой быдловизор, с обеда – и до глубокой ночи, тщательно следят, какие быдлофильмы анонсируют на вечер и на завтра, ругаются, что именно смотреть. Рвение такое, как будто и впрямь это их оплачиваемая работа… Концерты, шоу, игры и пр. – не любят, предпочитают именно фильмы – как и всё это свинобыдло в тюрьмах. Ненависть к ним, к их фильмам про ментов, ко всему их скотскому государству свиней такая – сжег бы напалмом, без всякой жалости, ядерным огнем расплавил бы все их города, всю эту мразь лично отправил бы в печи крематориев, всю эту бессмысленную мразь и нечисть…

вечер (после ужина)
Какую-то новейшую, супер-пупер-технологичную подводную лодку, показывают, запустили москали перед новым годом, – и хвастаются, что, мол, западные эксперты в шоке от новейшего технологического первенства москалей в области подлодок. Что ж, если бандиты вооружаются суперновейшим оружием, – честным людям это ничего хорошего не сулит. Москали, Россия, людоедская эта империя –вековые агрессоры, на своих подлодках они – угроза не только соседям, но и США, Англии, скандинавским странам, всему миру… Мир должен остановить высокотехнологичных варваров-людоедов во что бы то ни стало, если мир хочет жить и быть свободным… Это пошло сегодня в «политический дневник».

21.1.14., 8-й час утра (до завтрака)
Ходил вчера на свиданку с матерью, – как она и обещала в «суде» в понедельник, без записи. Поразился, как шикарно сделали на этой тюрьме свиданки с этого года: вместо трех прежних кабинок на первом этаже сделали целых восемь – новеньких! – на четвертом (мать, конечно же, поднялась туда с огромным трудом), целый этаж отвели под это; в конце, в отдельной комнате, где стоит вся аппаратура, сидит девица в форме, – разумеется, это прослушка разговоров, как же без нее!.. Телефоны тоже стоят новенькие, к таким подключить прослушку – раз плюнуть. И самое поразительное – без записи-то без записи, но – приходить надо к девяти утра, записываться на сегодня же – свиданки дают только с 11 до 14 и с 14 до 17, по ТРИ часа вместо прежнего одного часа!.. Вот это действительно круто! – ведь и тут, и на «пятерке» тем сроком, в 2006-07, давали только час, не больше…
Мать, правда, не знала этого, пришла в 11, хотела на 12 свидание, ей дали на 14, а за мной пришли только полтретьего, привели туда уже около трех, но всё равно – как и сказал по дороге «мусор» (какой-то новый, ни разу прежде не видел его), свидание было даже не до пяти, а до полшестого. Слава богу, успели наговориться обо всем…
Правда, в этой стране умеют все равно испортить любое хорошее дело. По дороге обратно у того же «мусора», ведшего нас четверых, заел вдруг замок в двери, не решетке с тюремным замком, а самая обычная деревянная почему-то дверь, и замок обычный, врезной, – и вот он никак не мог его открыть, раз десять бегал наверх, звал кого-то на помощь, обещал, что скоро придут и откроют нас, а зэки в это время травили друг другу байки. Один – из Беларуси – с какой-то мазохистской гордостью рассказывал, какое у них там безумное законодательство, какие чудовищные срока дают за трупы, наркотики, взятки, подделку документов и т.д. Когда упомянул, что за «осквернение» всяких «вечных огней» и т.п. некрофильской символики советского победобесия («где победу в войне над собой отмечает народ», – тотчас вспомнилось мне) дают несколько лет заключения, без вариантов ( а Ане Синьковой за ее яичницу в Киеве все же дали условно , дай ей бог здоровья и всего наилучшего!..) – стоявший здесь же тщедушный, лупоглазый какой-то, уродливый дурачок (как следовало из предыдущего разговора, сидящий за наркотики на старом корпусе, т.е. уже не первоход) тотчас отозвался, что, мол, «нормальному человеку это и в голову не придет», и дальше, непонятно к чему вспомнив про «Pussy Riot», начал изрекать эти привычные «глубокомысленные» сентенции, что, мол, попробовали бы они такое сделать в мечети – так их бы порвали в клочья прямо там, на месте, и т.д. и т.п. Я рассматривал его в этот момент с любопытством: вот он, химически чистый образчик русского (москальского) бессмысленного быдла, яркий результат почти столетней большевистской антиселекции, существо, которое точнее, чем «сгусточек вонючей биомассы», просто не назовешь, – повезло мне еще раз с этим определением, как и с вокзалами и кое с чем еще… :)))
Еле-еле, но все же уговорил мать приехать еще и 30-го, не пренебрегать второй положенной за этот месяц свиданкой. Санниковой же, оказывается, тоже надо брать каждый раз у «судьи» бумагу – разрешение на приход ко мне в качестве защитника. На ближайший раз она уже взяла и, м.б., придет уже на этой неделе. Еще, по словам матери, Миша Агафонов лично, сам, без нее нашел и купил мне какие-то спортивные штаны (она даже не видела и не знает, какие именно), и в пятницу мать обещает принести мне наконец-то вещевую передачу (а сегодня вторник).
Да, забыл еще дописать по поводу вчерашнего образцового «сгусточка»: итак, моя вынужденная этнографическая экспедиция в Быдлостан продолжается… :) :(

22.1.14., 8-й час утра (до завтрака)
Приперся вчера после обеда режимник, приволок неожиданно толстый антенный кабель, как раз вожделеемый башкирским наркобыдляком. И вот они вдвоем, переругиваясь, как обычно, между собой, оторвали две тоненькие проволочки прежнего (владимирского) быдляка и взялись прилаживать к своему быдловизору кусок этого кабеля, скупо и экономно отрезанного им режимником – как раз когда и где (на столе) я пил кофе. Правда, вопреки их ожиданиям, больше каналов у них от этого не стало. Потом заглянул «воспитатель», проверил, все ли бумажки с «правилами» и пр. у нас наклеены на внутренней стороне двери, и сокамернички сошлись в том, что едет какая-то комиссия, и потому-то «мусора» так суетятся, принесли даже кабель; а зато – к их дикому огорчению – второй день уже не выдают им страстно вожделеемые нарды!.. :))
Да, принесли магазин от 13.1., в том числе сгущенку для кофе и медовик, и чуть-чуть магазина от 20.1.14. Продолжение – видимо, сегодня, но если я буду в это время у Бородина (очень надеюсь, – он обещал если не в понедельник, то в среду точно быть), сокамерничкам опять ничего не отдадут, придется ждать до завтра. Зато – вообще не принесли «ресторан» за 20-е, и я молюсь, чтобы без меня сегодня им отдали хотя бы его…
Но главное событие, главный, безумный драйв вчерашнего дня, – это, конечно, репортажи весь день из Киева, где две предыдущих ночи на улице Грушевского шли мощные бои демонстрантов с ментами, их забрасывали брусчаткой, жгли (показывают прямо, как мент реально вовсю пылает, коллеги бросаются тушить его огнетушителями), строилась катапульта, реют красно-черные флаги, на стенах надписи «Воля або смерть!», и т.п. Народ вышел против как раз накануне принятых законов об «экстремизме» и всяческих ограничений на уличных акциях, типа запрета масок и палаток. Страшно обидно, что во время таких великих исторических событий я тупо сижу в тюряге и не могу не то что съездить поучаствовать, но хотя бы просто как-либо слышно и заметно выразить свою солидарность с украинцами вообще и с ВО «Свобода» в частности. Обсуждал даже это с сокамерничками, – их картинка уличного побоища с ментами тоже не оставила равнодушными, даже мелкого тупого быдлячонка (чего я уж никак не ожидал). Легко зомбируемый телепропагандой наркобыдляк изумленно спрашивал меня, уж не поддерживаю ли я «беснующихся» в Киеве националистов (в «новостях» как раз внушали, что либералы типа Кличко якобы уже не могут контролировать националистов, которых сами вывели на Май дан), и ДАЖЕ!! Бандеру, и – неужели??!! – ДАЖЕ!!! Власова??!! :))) Его изумление было мне очень забавно, но все его ужасы я безжалостно подтвердил: да, поддерживаю и националистов (и всегда их поддерживал, всю жизнь, а не только по поводу нынешнего Майдана), и Бандеру, и Власова (хотя причем здесь Власов? Украинцы ведь решительно не желали иметь с ним дела, но для наркобыдляка это прозвучало как откровение). Главная линия москальской пропаганды – и в наркобыдляке она отражается очень наглядно – это: представить киевские сражения с ментами чем-то бессмысленным, непонятным, смутным, непонятно для чего творящимся адом, от которого только «страдают простые люди», которым неудобно ходить и ездить через баррикады, – а требования митингующих ни в коем случае не озвучивать и не упоминать (ведущий «ночных новостей» на Рен-ТВ так и заявил – мол, требования выдвинуты, но он не будет их озвучивать, чтобы не стать «рупором экстремистов»). То бишь, не новости и не информация, а чистая промоскальская пропаганда. Самое же нелепое и гнусное за вчера, – Лаврушка, «министр иностранных дел России», на пресс-конференции возмущается киевскими боями как «попранием всех европейских норм», или как-то так (начисто забыв обо всех бесчисленных европейских революциях, от 1789 до 1848, как раз и сформировавших современную Европу) и предлагает хищную имперско-реваншистскую Россию, мечтающую загнать Украину в свой новый СССР, в… посредники между украинской властью и оппозицией!!. :))))))))))

вечер (до ужина)
Сам не пойму, что со мной происходит…
Адвокат сегодня неожиданно прищел утром, а не после обеда, как обычно. Пошли со вторым его здешним подзащитным, 19-летним дагестанцем по имени Ислам из 507. Стоял-стоял, ждал-ждал, пока он отпустит его и вызовет меня, – обычно-то быстро, а тут – точно больше часа, и всё никак. Не выдержал, попросил «мусора», чтобы пустил меня внутрь – поторопить Бородина. Обалдел, когда увидел: сделали 12 новых кабинетов для свиданий с адвокатами, в параллельном коридоре, дополнительно к прежним шести! Просто охренеть!.. Оказалось, к этому дагестанцу пришел следователь – предъявлять ему обвинение, вот почему так долго… Зашел внутрь, стал читать пока письма и распечатки.
До сих пор не могу прийти в себя от письма Миши Агафонова! Сперва он сообщает новости, отвечает на мои вопросы, а потом – пишет, что, мол, из-за моей «публицистики» мое «электоральное поле» так сужается, что нет смысла меня поддерживать, мол, я одной рукой разжигаю пожар, а другой заливаю его водой, и т.д. и т.п. – и он сильно хочет всё бросить. Что из-за меня их тусовку могут посадить (типа – пишет – я готов сесть, но не из-за твоих статей), да еще, сука такая, корит меня, что я, мол, жалуюсь на телевизор и хочу нормальной пищи в тюрьме, а сам радуюсь гибели людей, – как будто это как-то связано, или как будто это я устроил геноцид чеченского народа и сижу за это, а не за слова!.. Не знаю уж, – я так его понял, что он не то что на 100% решил бросить меня в тюряге, но испытывает сильное желание. Черт его знает, верно понял или нет; написал ему тут же большое письмо, попытался вразумить, напомнить, что уж кто-кто, но он-то – точно такой же, как я, всегда был таким же, газету «Басаевец» делал, которая для нынешних правозащитников и пр. в 2000 была столь же неприемлема, как и сейчас и как все мои тексты. Короче, нанес мне удар под дых, скотина такая, – вот так всегда получаешь предательские удары от тех, от кого не ждешь, от самых близких… Идиотизм его в том, что он и с самого начала советовал мне подстраиваться под белоленточников, пытаться говорить на их языке, дабы побудить их меня защищать (ну вот я написал письмо Каретниковой отчасти и с его подачи, – и что?..), тогда как я с самого же начала ему советовал больше ориентировать кампанию по мне на внешнюю аудиторию, чем на внутреннюю. Не понимает, или так велика инерция? – он ведь меня корит именно тем, что мое заявление по Волгограду отвращает от моей защиты публику тут, внутри, и это действительно так, – но эта публика всё равно, и без того, терпеть меня не может и защищать не хотела еще в тот раз…
Более того, что-то совсем уж пробило меня на сантименты, совсем мне не свойственные – разве что в далекой юности – пока перечитывал его письмо и ждал ухода следователя с дагестанцем. Подумалось вдруг: с Маней я сам порвал отношения, сейчас и Миша вот откажется, – с кем я останусь?.. Это ведь самые близкие, как ни крути, – в России, считай, никого больше у меня и нет, в Москве – так один Миша и есть… Короче, начались решительные поступки, – важно успеть совершить их, пока, пока решимость не иссякла. Зачем-то я написал Агафонову в письме, что опять резко поругался с Маней и хотел просить его (хотя до его письма вовсе я этого не хотел!..) просить его передать ей мои извинения и просьбу написать мне. Писал – и знал, что это глупо, не нужно, что Маню не переделать, – и, тем не менее, я уже ощущал, что и без нее мне тоскливо… Писал Мише – и уже знал, что сейчас вернусь в камеру – найду среди прошлогодних ФСИН-писем чистый бланк для ответа Мане, случайно однажды присланный ею лишний бланк, – и напишу ей большое покаянное письмо с просьбой меня простить и написать мне… Давно не было со мной такого, – такого мощного наплыва сентиментальных чувств и такого болезненного, подлого удара в спину от настолько близкого человека…
Сокамерничкам наконец-то – на четвертый день – дали их счастье – нарды, и теперь вот они играют и смотрят быдловизор одновременно. Всё еще хуже, чем я предполагал: они взяли мне обед (гречка на второе) и, понимая, что мне надо поесть, – не убрали свои нарды со стола, пока не доиграли: мол, сейчас-сейчас, мы уже закончили, – и в итоге чуть ли не полчаса я ждал, пока они встанут из-за стола и уберут свои нарды. Да, всё как и в тот срок: они могут со мной говорить, смеяться, о чем-то спрашивать, клянчить жратву (о, это уж обязательно!..) – но чтобы при этом они меня УВАЖАЛИ, – об этом нет и речи!.. Потому что того, кого уважают, не заставляют ждать с обедом, пока доиграют в нарды…

23.1.14., 8-й час утра (до завтрака)
Какой же омерзительный был вчера день!.. Окончательно добило меня то, что ночью, когда стал ужинать перед сном, 22.1.14., курица из «ресторана», принесенного-таки днем, оказалась не «гриль», а вареной!.. Вот черт!.. Пропади ты!.. Безвкусная, несоленая, противная, – обглодал ее кое-как, даже не полностью… Мать, дура, видимо, опять ошиблась, как ошибается теперь постоянно и во всем, связанном с моей здесь едой, вещами и т.п. Ах, будь ты проклята, как же это все не вовремя и некстати, одно к одному!..
Не задался вчера день, короче. Вот, с ночи сегодня уже думаю, мучаюсь, ругаю себя: а надо было писать этой дуре Мане это покаянное письмо, не стоит она того!.. Если ответит – еще куда ни шло, а если нет – это ж вообще позор!.. И что это на меня нашло??? Расчувствовался, дурак!.. Да и перед Мишей Агафоновым – хрена ж было унижаться, уговаривать его, упрашивать: мол, не бросай меня, пожалуйста!.. Сам был всю жизнь таким же, как я, – а теперь, видишь ли, «поумнел» и корить меня вздумал, мол, люди гибнут, и ты, мол, сам ни разу не Рахметов, – идиот, причем тут вообще я?!. Скотина, блин… Надо было, по принципу «падающего – толкни!», сказать: ну и пошел ты, не хочешь – не помогай, всё равно в политическом смысле толку ноль от всех твоих усилий, как и от всего вашего (корбовского) комитета, и даже пресс-конференцию ты не мог нормально организовать!..
Сучонок-быдлячонок уехал опять на «суд» – возможно, уже за сроком. Второе животное вставало с ним перед уходом «чифирить», заботливо спрашивало его: взял ли конфеты, сахар, попей «святой» водички (из-под крана!.. :) , – меня они оба и не думали даже провожать, когда в «суд» ездил я, головы от подушек не оторвали ни на миг… Теперь это башкирское быдло сквозь дальнейший сон очень озабочено тем, чтобы я, беря завтрак, не забыл взять быдлячонкову «диету», и, в частности, масло (сливочное) – потому что оно, уже проев свой недавний «магазин», плотненько подсело на эту «диету» - масло, мясо вареное, творог, молоко и т.п. – ну совсем как владимирский быдляк на передачи дятла Виталика осенью. :)) Из масла и творога, получаемого чмом помельче, чмо постарше сбивает каждый день «помазуху», которую они мажут на хлеб и едят; мясо и вареное яйцо мелко крошат и тоже совместно жрут, и т.п. В общем, с внезапного заболевания твари помельче ВИЧом (из-за которого и поставили на «диету») питается теперь не только она сама, но и ловкий везунчик, оказавшийся случайно рядом…
Какое чмо и ничтожество оказалось, это ж просто ужас!.. И с чего это я столько лет был о нем такого высокого мнения?!.

вечер (после ужина)
Из сегодняшнего «Полит. дневника», свеженькое, только что написанное:
Как всполошились москали по поводу разгорающейся революции (даст бог!..) в Киеве! Охренеть просто!.. Дума принимает заявление, где требует от западных государств невмешательства в украинские дела – и Песков от имени Путина заявляет, что Москва, мол, никогда себе такое вмешательство не позволит! – империя, ставленник которой – продавленный в 2009 со второй попытки Янукович!.. По российскому ТВ идут провокационные вопросики, – мол, не вот это ли готовила «нам» Болотная, – и от имени «оппозиции»защищать Болотную выдвигается… КГБ-шник Гудков, мразь!.. Как все эти имперско-реваншистские ублюдки в Москве перетрусили, когда возник «Правый сектор» (они дико боятся организованного сопротивления такого рода!..), когда «коктейли Молотова» и брусчатка – а ведь это еще отнюдь не автоматы и не гранатометы! – были поставлены в Киеве на поток, когда ясно заявила о себе радикальная, боевая, организованная молодежь, решительная и готовая стоять насмерть, но не допустить нового захвата Украины Россией! Тут же пущена в ход позорная еврейская карта – и вот на российском ТВ главный раввин Израиля вспоминает нацистские лагеря, которые прошел его отец, – и это почему-то привязывается к сегодняшним украинским националистам на Майдане. Ясно, что расчет не на логику и аргументы, а на чувства и эмоции, т.к. связи никакой, – но москали, природные антисемиты, не стесняются для своих текущих имперских целей использовать евреев и весь Израиль целиком – а те привычно, как и всегда, мазохистски лижут москалям жопу… :((
Последняя, безумно крутая новость – сегодня во Львове и Ривном народ под красно-черными флагами взял штурмом областные администрации, отставив местную исполнительную власть. От всей души приветствую их, приветствую «Правый сектор» и разгорающуюся украинскую национально-освободительную революцию! Слава Україні!
Вот. Дико, невыносимо, мучительно обидно сидеть в тюрьме, не имея источников информации, кроме лживого русского ТВ, когда в Киеве творится ТАКОЕ, великое… Поехал бы в Киев, несмотря на все немощи, будь я на воле… И – еще один знак судьбы (в которую я, разумеется, абсолютно не верю), надеюсь, знак хороший. Принесли вдруг днем электронное письмо от… Мани! Не ответ на мое, а сама написала мне, сухо и по-деловому, но – получается, что все же не зря меня вчера вдруг разобрало написать ей. Пишет она о том, как Данилу на митинге 19-го на Марсовом поле – памяти Маркелова и Бабуровой – организаторы, сраные «антифа», подвергли обструкции за плакат обо мне, хотя формально митинг был в защиту ВСЕХ политзаключенных, и просит это прокомментировать.

24.1.14., 8-й час утра (до завтрака)
Мелкого сучонка-быдлячонка привели вчера не раньше часа ночи, – я уже заканчивал свой ужин и собирался пить чай. Как я и думал, его не «осудили» вчера, – справка о ВИЧе еще не дошла, так что «суд» отложили на… пятое февраля. Придется нам с ним идти на «суд» вдвоем, вместе торчать на сборке и т.д. У меня и так отвращение к этим поездкам и сборкам, а с ним – и подавно…

вечер (после ужина)
А быдлотаксист этот башкирский, между прочим, оказался поклонником быдлосериала «Воронины» по СТС. Из всех, кто тут сидел, по-моему, этим сериалом брезговали все (ну, м.б., кроме двух самых первых идиотов). Говно из говна, юмор только для слабоумных, сериальчик ПРО дебилов и ДЛЯ дебилов, переплюнувший по тупости, пошлости и идиотизму все «юмористические» быдлосериалы такого уровня, – а для него это на полном серьезе «сериал про семейные отношения», и сейчас вот, после обеда, они долг8о смотрели его вместе с быдлячонком и ржали. Вот оно сразу и видно, кто есть кто и что – даром что знает английский, преподавал его в школе и даже учился в пединституте. Быдло быдлом, такой же говорящий кусок дерьма, как и все они, москалики, от Владимира до Уфы… Этот тест на идиотизм и быдловость оба прошли суперуспешно, и сейчас вот сдают другой, не хуже, – смотрят шоу «Уральские пельмени» и дико ржут над этим бредом…

вечер (после ужина)
Испытание, что ли, это мне такое посылается – сидеть тут, в полной изоляции, тупо и бессмысленно, с идиотами-соседями, когда в Украине творятся такие великие – без преувеличения – исторические события? И не то что поучаствовать в них никак не мочь – а даже не мочь как-либо слышно, явно и громко выразить свою солидарность с украинцами, с тем же «Правым сектором» и «Свободой»… Тошно от этого бессилия просто до безумия… Кто же мне это испытание посылает-то? В бога я не верю, – значит, видимо, дьявол… Будет ли мне вообще дано в жизни поучаствовать хоть в каких-нибудь исторических событиях, сыграть в них заметную, персональную роль, а не быть только массовкой, как в 1993 году? Будь она проклята, эта бессмысленная, неудавшаяся жизнь!.. Роль, видимо, мне уже нигде и ни в чем не сыграть… А от этих быдлосериалов, идиотских «пельменей» и прочего говна, как и от ментовских их сериалов по НТВ – я уже давно заметил – я впадаю в какое-то угнетенное, подавленное состояние, тупею, цепенею как-то, – вот уж не думал, что доживу до такого, когда какой-то телебред будет настолько угнетающе на меня действовать… :(
И – в политдневник, свеженькое: еврейским организациям Украины стоило бы сейчас выступить с заявлением в поддержку народа (т.е. оппозиции). Если же они, как всегда, на стороне Москвы и москалей, – так и нечего обижаться потом…

25.1.14., день (после обеда)
Дурачок быдлотаксист признался, что ненавидит Америку. :) (Впрочем, я это понимал и раньше.) За что? – спрашиваю. – Они, мол, такие высокомерные, и т.д. и т.п. (нее помню уже дословно); короче – за их мнимое превосходство. У них, мол, только обертка покрасивее, а так – всё то же самое (что и у нас). Откуда – спрашиваю – знаешь? Ты там был? – Рассказывали. Ага, по телевизору, – там про Америку именно это, и ТОЛЬКО это, сейчас и рассказывают, – сам Путин постоянно уверяет в ответ на все укоры, что там, мол, так же, как и у нас, и даже еще хуже. Короче, у быдлячка-таксистика повышенная внушаемость и восприимчивость к пропаганде, и от того «неплохого» впечатления, которое было сложилось у меня о нем в первый день, давно не осталось и следа… Смотрит, животное тупое, новости из революционного Киева – и вслух мечтает, чтобы на Майдан пустили танки… Вот оно, расейское тупое быдло – хоть совсем безграмотное, хоть с полуобразованием, как это чмо, хоть с полным в/о, – чужую свободу они ненавидят безотчетно, генетически, всей душой и всем желудком, – хоть полноценную уже американскую, хоть только сейчас становящуюся украинскую… Не на Майдан в Киеве танки надо, а на ваши, москальских мразей, головы – американские бомбардировщики с украинскими экипажами, – и бомбить, бомбить, бомбить вас, по паре ядерных бомб сбросить на все ваши крупные города, на «секретные» городки типа Арзамас-16, на ж/д узлы, – чтобы у тех из вас, кто выживет, имперские амбиции и ненависть к чужой свободе отбило навсегда. И иного способа переделать тех из вас, кто выживет, из имперцев-недочеловеков в нормальных людей – не существует…
Дико, невыносимо обидно. В Украине разгорается, видимо, реальная революция, народ уже захватывает министерства в Киеве и здания обладминистраций в областных городах. В это время я сижу здесь и не могу не только поучаствовать в их революции, но даже выразить свою горячую солидарность с ней… :(((

27.1.14., утро (до завтрака)
Понедельник. Опять дикая, невыносимая, смертная тоска здесь по утрам. За что, за что мне всё это?!! Лучше бы я сдох, чем еще шесть с лишним лет сидеть вместе с быдлом по тюрьмам и лагерям… Ужасно, ужасно это всё… 2303 дня еще осталось – и вот уже ровно год, как я веду здесь, в тюрьме «Медведково», этот дневник…
Новая неделя началась – что ж, ждем почту, Бородина (обещал в первые три дня, до матери), а в четверг, 30-го, обещала прийти на свиданку мать. Вчера вечером опять поцапались немного с башкирским быдлотаксистом, – ну да, ему ж показали по ТВ «страшные» кадры про дивизию «Галичина» 40-х гг. – и он тут же заявил мне, что, мол, сейчас в Киеве бузят одни «фашисты». Восприимчивость к пропаганде, готовность хавать ее большими ложками просто поразительная, – только пообщавшись здесь вот с такими вот примитивными существами, понимаешь, на кого рассчитана вообще русская телепропаганда, для кого, для какого уровня примитивности биомассы ее стряпают, – потому что на воле никогда в моем окружении такого быдла, конечно, не бывало…
Очень маются и переживают они с быдлячонком, что вот уже несколько дней, несмотря на все просьбы и отчаянные «малявы» - их «друзья сверху, из 637, не дают им позвонить даже так, через громкую связь, как они звонили несколько раз до этого. Обещают им, что когда телефон «загонят» в 637, оттуда им «цинканут» (это вот таким языком они общаются, на самом деле!..), дадут возможность «дзынькнуть». Эти смотрят очередной ночной быдлофильм, нервничают и ждут, но из 637 им так и не «цинкуют», и они в конце концов огорченно ложатся спать, сокрушенно вздыхая, что опять «борода» и что уж завтра им точно «цинканут» и дадут «дзынькнуть». Но назавтра всё повторяется, а если начинают спрашивать про вчера – там говорят, что вчера «трубу» не «загоняли», а сегодня – мол, как «загонят», мы вам «цинканём»…Быдлотаксист очень расстраивается и переживает, уверяя, что здесь какая-то «нездоровая х…ня», а я отчетливо вспоминая свои 17 дней в транзите Нижегородского централа в 2007, когда за всё это время мне дали позвонить только один раз – в самое первое утро, а потом всё было вот так же, – бесконечные обещания… Ясно, что «мусора» пронюхали о звонках через дырку в потолке – и строго предупредили обитателей 637, чтобы телефон в 525 те не давали ни в какой форме – даже в виде разговоров по громкой связи через потолок. Но сокамернички этого не понимают, а я им не говорю, – во-первых, потому, что полной уверенности в этой версии, на все 100%, всё же нет, а во-вторых – пускай помучаются, понедоумевают… :))
Прорвался вчера носок – трикотажный, зимний, толстый, а проносился за половину этой зимы сильнее, чем другая такая же пара – за всю прошлую зиму, всё протерлось до громадных дыр вдруг, на два пальца сразу. Порвалось ночью, когда уже был погашен свет, и сейчас, как встал, первым делом зашил, – счастье еще, что есть иголка. А мать с Мишей Агафоновым обещанную вещевую передачу мне так и не принесли, – м.б., потому и не принесли, что Миша отказался помогать мне вообще в чем бы то ни было?.. И я не стал бы писать здесь про такую житейскую мелочь, как драный носок, если бы не была эта ситуация прообразом того будущего, которого я так боюсь и от мыслей о котором мне так тошно: зашитое мной продержится еще несколько дней – и опять протрется и порвется, это ясно; есть у меня еще только одна пара новых, ненадеванных «зимних» носков – та, что под новый год раздавали здесь «благотворители» от РПЦ; главная же моя надежда – вот на эту вещевую передачу, там таких три или четыре пары, говорила мать на свиданке, – теоретически должно хватить еще и на следующую зиму. Но – зим мне предстоит еще целых шесть, и если некому будет потом, зимы через три, привезти мне эту очередную передачу, – то всё, что у меня есть, окончательно проносится и протрется, а новое взять будет негде, не за что (сигареты же мне в тот раз тоже привозили из дома, чтобы за них покупать вещи в самой зоне), – и буду я мыкаться там совсем оборванный, голодный, замерзший насквозь (зимами), без теплых вещей, еды и лекарств, которые к тому моменту тоже все кончатся, или срок годности их пройдет, – а новых привезти будет просто-напросто некому… :(((

утро (после проверки)
Всё повторяется, увы… Всё это уже было… Только «мусор» на проверке сказал им, выйдя из камеры: «Вы хоть проветривайте!» – и закрыл дверь, – они прямо бросились открывать окно!.. Мороз на улице, градусов 15, но им плевать, – им же «мусор» сказал, как это они могут ослушаться?!. А скажи он им встать на четвереньки и залаять по-собачьи, – встанут, не сомневайтесь!.. Владимирский быдляк осенью именно после такого вот, одного-единственного, замечания от «мусора» на проверке и стал открывать окно каждое утро, – чтоб ты сдох там, урод, в своем липецком лагере!.. И если мелкий быдлячонок всё же довольно быстро окно и закрыл, сказав, что холодно и что «проветрилось» достаточно, то быдлотаксист был недоволен, ворчал, что, мол, надо еще, «что проветривали, что не проветривали», и т.п. – а меня они оба, в полном друг с другом согласии, даже и не подумали спросить МОЁ мнение насчет «проветривания». Мразь, быдло и рабы, – вот они, во весь рост, гнусные, не имеющие по этой причине права на жизнь русские рабы, кидающиеся со всех ног выполнять любое приказание любого самого мелкого начальства. И они еще делают вид, будто не понимают, за какое такое рабство воевали их деды-прадеды во II Мировой, убивая и депортируя тех же украинцев или чеченцев, когда им говоришь об этом (как я вчера говорил вечером быдлотаксисту)…
Да и вообще, что такое соблюдение прав меньшинств – ключевое условие демократии – на практике? Это чтобы вот эти двое, прежде чем сразу после обеда плюхнуть свои нарды на стол и усесться играть на несколько часов, – спрашивали бы меня: не нужен ли мне еще стол, или не будет ли нужен в обозримом будущем. Простая ведь вежливость, черт побери, в конце-то концов!.. Но нет – они вежливости не обучены; они ведут себя так, как будто здесь есть только они двое со своими нардами, а меня – хочу ли я продолжить обед, или попить кофе, или написать письмо, допустим, – здесь нет вообще. Меня они просто не замечают; и – если даже я, преодолев отвращение, громко и прямо скажу им, что мне нужен стол, – о, они отнюдь не будут так любезны, чтобы сразу же перейти со своими нардами на шконку. Нет, они просто буркнут мне довольно нелюбезно, чтобы я ждал, пока они доиграют, – и будут доигрывать, причем не текущую партию, а доигрывать столько партий, сколько у них запланировано с самого начала, или пока не устанут, пока им не надоест, – а я бужу ждать, даже если мне надо успеть до ужина ответить на письма. Их больше, я один, и они ни за что не сделают мне никаких уступок или поблажек – им это просто в голову не придет. Маленькая проекция огромной страны, в которой торжествующее хамско-великодержавное быдло ведет себя со всеми меньшинствами точно так же – и именно потому-то я считаю, что эту страну с ее быдлом вместе надо напалмом выжечь, или ядерными бомбами, без всякой жалости…
В общем, за прошедшие две недели можно уже сделать кое-какие выводы. С появлением в камере быдлотаксиста положение мое ухудшилось – он стал играть в нарды после обеда (когда их приносят), не давая мне нормально пить кофе, и включать быдловизор на полную громкость что днем, что ночью, чего раньше никогда не было. То, что временами он гогочет, топочет и всячески шумно беснуется, как жеребец в стойле, – после бани, например, – я уже не беру, это еще можно как-то вытерпеть… Кстати, насчет бани: завтра, при уходе в нее, быдлячонок обещал устроить очередное «проветривание»…

28.1.14., утро (до завтрака)
Непонятно, с чего, но эту ночь вдруг опять всю практически не спал! Вот разве что только когда уже зажгли свет, задремал на несколько минут, – вроде что-то снилось… А так… Телевизор свой они вырубили, как обычно, где-то во втором часу, я вынул затычки из ушей; в три часа, видя, что не могу заснуть, пошел и принял «Драмину» с ее побочным снотворным эффектом. Действительно, вскоре стали слипаться глаза и дико клонить в сон, как бывало на сборках, – но всё равно не смог уснуть!!! :(((( Так и проворочался всю ночь с боку на бок. С чего? Непонятно. Ничего вроде такого уж ужасного вчера не произошло, хотя – ни писем, ни адвоката, ни даже магазина не было, ждём всё сегодня. Вечером, правда, ругался опять с быдлотаксистом по поводу Украины, Америки, пропаганды по ТВ, которую он жрет тоннами и которой козыряет тут передо мной… Но это было вскоре после ужина, в любом случае к ночи я должен был уже успокоиться после этой стычки – даже если бы и впрямь сильно разнервничался после нее… Но – факт остается фактом: в полной тишине, тепле и темноте – так и не смог почему-то заснуть всю ночь… :(((
Самая же поразительная – и омерзительная! – новость вчерашнего вечера, – этим двум мерзавцам-сокамерничкам азиаты из 637, сверху то бишь, всё же дали вчера, уже ночью, позвонить опять через дыру в потолке своим. То бишь, оказалась неверной моя догадка, – не так уж тут активно работает оперчасть, не она, значит, подсуетилась, чтобы пресечь мне всякую связь в корне, в зародыше… :) А жаль, – я предпочел бы, чтобы эти уродцы сидели, раз уж я сижу так же, в тотальной изоляции, а также – без курева, по которому они так страдают и чтобы заказать которое , и добивались так упорно и долго у 637 телефона.
Ну и, наконец, свеженькое для политического дневника. Только полные идиоты и конченные циники могут по поводу юбилей снятия ленинградской блокады, из-за которой погибло 360 тысяч человек (цифру назвал лично Путин), устраивать возле Пискаревского кладбища военный парад, а вечером – салют, однозначно воспринимающиеся всеми нормальными людьми как символы радости и торжества, а отнюдь не скорби по погибшим…

29.1.14., 9-й час утра (после завтрака)
Эту ночь хоть спал нормально, слава богу. Сегодня и завтра объявлены по ТВ самыми морозными днями этой зимы, ночью температура ниже -30, – не знаю уж, как мать поедет на свиданку. Точнее, sorry, завтра и послезавтра, четверг и пятница объявлены.
Башкирский быдлотаксист вчера в бане не стал в третий раз просить у меня шампунь, вымыл свою густо обросшую башку мылом, хотя те два раза именно этого и хотел избежать. Нарды они вчера утром вернули только тогда, когда за ними отдельно пришла тетка-«мусорша», а потом ей пришлось еще раз приходить – за шахматами (внутри это нарды, снаружи шахматы, вот так!). После этого она и другие «мусора» решили в эту камеру нарды больше вообще не давать – и вчера таки не дали, слава богу. Вместо их игр я после обеда сразу сел отвечать на как раз пришедшие письма от Орлеаны и Лены Маглеванной – и так увлекся, что напрочь забыл про свой ежедневный послеобеденный кофе. :) Закончил уже ближе к ужину. Очень надеюсь, что нарды им не дадут и сегодня.
А вообще – тоска, тоска, тоска, конечно… Сиди и жди «суда», «приговора», потом – этапа куда-нибудь в мерзлую, гиблую глухомань… Мать и Миша Агафонов вроде бы точно выяснили, что на этап в тот или иной город отправляет именно начальник тюрьмы, а не УФСИН, как я думал. Придется и матери, и мне просить эту мразь, унижаться, чтобы отправил куда-нибудь поближе, не на Урал и не в Сибирь… Бородина так и нет, последний из обещанных им дней прихода – сегодня…

вечер (до ужина)
Какой же все-таки мразью, дерьмом и ничтожеством оказался этот Миша! Недаром в 2012 я уже решал было не иметь с ним вообще никаких дел, изменил это решение только мой арест. Пришел сегодня Бородин, принес от него письмо: какая-то нечисть в твиттере кинула депутату ГД от «ЕР» ссылочку на мой LJR, – заявление о Волгограде конкретно эту мразь взволновало. Тот пообещал – и через несколько дней, 22-го января, написал депутатский запрос прокурору Москвы, приложив распечатку заявления. Казалось бы, обычное дело, в том году уже один запрос был, – но эти мрази панически перетрусили. Мразь Миша уточнил (насколько я его понял), что он не от защиты меня, а от помощи мне в публикациях отсюда отказывается, – я-то уж подумал, что он из корбовского комитета хочет выйти. Мразь Бородин, перетрусивший за свой статус еще больше, заявил, что вообще ничего теперь у меня брать не будет, – ну, исключая вот этот дневник для матери, как он позже уточнил. Суки!.. Огромное искушение, если всё же заведут дело и будут допрашивать, – сказать, что это Бородин лично всё публиковал по моему поручению. Ублюдки!.. Стихи, политический дневник, просто какие-то размышления в форме статей, – всё теперь повисло; особенно стихи жалко, конечно…
Вроде, сказал Бородин, Миша с матерью завтра должны приехать, – видимо, передавать мне вещи; не знаю уж, пойдет ли мать на свиданку, но – по выбору даты – надеюсь.
Ну, конечно, не так уж я и пострадаю от этого подлейшего предательства Миши, – только до тех пор это обидно, пока я сижу здесь; хотя – это и было одной из важнейших причин, по которым я хотел сидеть именно здесь как можно дольше, а не ехать на зону. Ничего эти мрази не найдут и не докажут, даже если и заведут уголовное дело; да и – к кому обращаться-то, ждя кого вообще статьи эти писать? «Говорить с этим народом мне абсолютно не о чем», – как сказал MFF еще в августе того года. Нечисть и мразь, – что «народ» этот, что мои дорогие «друзья», которых я-то, дурак, всё пытался как-то вписать в диссидентское сообщество вместе со мной. Какое там диссидентство, – трусы и шкурники, мразь трусливая, и этот Миша – первый и ярчайший пример. Суки! Мразь! Ненавижу!!!...
Да, так вот – не так много я потеряю. Привезут в зону – надо будет искать канал отправки писем за зоной, вне цензуры. Не знаю только, кто из этих моих «друзей» решится хотя бы получать эти письма, сканировать и отправлять дальше, если уж не набивать самим… Суки, ни на кого нельзя положиться… Если переживу этот срок, – потенциал у меня немалый, многое я еще мог бы сказать миру, – фиг его знает, м.б., не меньше, чем Солженицын… Но – не в этой стране, и не из тюрьмы, как это ни обидно, как ни попусту проходит тут время. Да, Солженицын каким-то чудом через шмоны сталинских лагерей пронес с собой какие-то записи и опубликовал их только на воле, через десять лет. Видимо, и мне так же придется – хранить записанные здесь мысли и свежие стихи еще как минимум 2300 дней, – если не намотают еще чего-нибудь по еще одному уголовному делу. А мразь Бородина – да, надо было бы доказать, за всё, суку такую… Верещал там сегодня, руками махал, – мол, мне это всё вообще не нужно, я не твой единомышленник, знать, мол, ничего не хочу (не дословно, но смысл такой). Сука, ублюдок – так вот из-за тебя я и сижу второй раз, и из-за всех таких вот, как ты, которым ничего не нужно и которые ни помогать, ни вообще знать ничего не хотят…

31.1.14., 7-й час утра (до завтрака)
Сходил вчера утром на свиданку с матерью. Ублюдок Миша, оказывается, как раз должен был вечером вчера прийти к ней – поздравлять с днем рождения. Я наговорил ей теплых слов для передачи и Мише, и Бородину, объяснив всё, что можно было объяснить по прослушиваемой связи. Однако не сомневаюсь, что она если и скажет, то в крайне смягченной форме, и наверняка эту мразь я опять увижу 5-го на «суде», – придется всё объяснять из клетки самому, настолько, насколько позволит охрана…
А тупое свинобыдло в камере нард вчера опять не получило, а вечером/ночью, как всегда, смотрело – сперва сразу по двум каналам фильм и футбол одновременно (причем на такой оглушительной громкости, что меня так и подмывало молча встать и сделать потише; но это почти неизбежное начало скандала я по зрелом размышлении решил приберечь до того момента, когда станет уж совсем невыносимо). Потом фильм кончился, пока я ужинал – они досматривали футбол, причем башкирский ублюдок вовсю бесновался тут, прыгал, скакал, орал на футболистов в полный голос, выл и причитал, когда забивали не так, как ему хотелось бы, а также постоянно тупо, по-быдляцки, по-свински «в рифму» хамил быдлячонку, – я давно удивляюсь, как тот всё это терпит и умудряется постоянно обращать в шутку… Перемежал быдлотаксист свои прыжки и вопли бесконечными жалобами на то, что «в хате кумар», «нет кислорода» и полувопросами-полуобещаниями: «завтра проветрим». Выблядок сучий, на улице 30 градусов мороза, самые холодные ночи за всю зиму, – какое, к черту, «проветрим»??!!! Я что, околевать тут должен из-за тебя?!. Вот оно – то, что знал я заранее, неизбежное, как смена времен года, ясное и предопределенное: из-за того, что ублюдок «режимник» в конце декабря отказался заделать окно – другая какая-то мразь, которая заедет в камеру, непременно начнет его открывать, несмотря на любой мороз. Я потому-то после отъезда владимирского быдляка так и хотел заделать, – и вот, увы, мои самые мрачные предвидения сбылись… Ну чего бы, кажется, тебе, сука ты башкирская (русификаторская), было не «проветривать» вчера или позавчера, когда меня на полдня выводили из камеры?.. Нет, непременно надо, чтобы я сидел тут и мерз, – и ведь ничего этим мразям не докажешь. Их двое – и, согласно основному быдлозакону, им на меня самого и мое мнение просто-напросто плевать, их больше и они делают всё, что хотят…
Единственный неопределенный момент до сих пор, – так и не пришла пока что Санникова. Мать вчера на свиданке сказала, что она обещала ходить раз в неделю, – что ж, это просто прекрасно, это может быть неким выходом из ситуации, созданной предательством Миши. М.б., сегодня придет? Мать говорит, она обещала в среду/четверг, но в среду как раз был Бородин, а в четверг мать, – так, м.б., она придет сегодня, в пятницу? Или уж только на той неделе?..

день (после обеда)
Итак, быдло (2 шт.) играет за столом в нарды; я из-за этого не могу ни съесть котлету по-киевски, только что принесенную, ни выпить кофе. Таково положение на текущий момент.

Дальше

На главную страницу