ТЕТРАДЬ №3

24.12.18., 18-14
Очередной безумный день (после утреннего поэтажного шмона). Утром еще – приехал вдруг Креков, давно обещанный, которого я в 2018 уже и не ждал! Его пустили прямо сюда, в адвокатскую (на улицу идти не пришлось), да еще мне сказали: «адвокат», хотя он и не адвокат. И – уже он мне сообщил, что здесь же Глеб с Ромой, он с ними встретился на проходной тюрьмы! Они не знали друг о друге, не согласовали дни выезда – и вот… То месяцами нет никого, то сразу трое в один день…
Креков просидел долго, рассказывал о Мохнаткине (в Москве, но из страны уезжать не хочет), слушал меня, обещал завтра прийти еще, – он, оказалось, снял тут, в Балашове, какое-то жилье. После него, едва я успел дождаться запоздалого обеда и поесть, – пришли Глеб с Ромой, причем ВДВОЕМ!! То бишь – ничего невозможного нет, можно и вдвоем, а до этого их тут два раза пускали только порознь. И, уже подойдя к адвокатской, у двери я увидел беседующей с ними… вот ту самую здоровую черномазую мразь, которая недавно, 16-го и 18-го, на вечерних проверках докапывалась до меня насчет доклада. Мразь опять была не в камуфляже, а в парадной какой-то форме, на кармане которой вышита золотом фамилия – и я наконец-то прочел: Коваленко! Вот, значит, это кто – тот самый «режимник» Коваленко, к которому мне еще той зимой советовали обращаться насчет часов, насчет шмонов и т.д.! Вот он какой – а я-то думал на другого, пучеглазого, что это он Коваленко…
Ребята, как всегда, говорили хором, каждый свое, не давая мне слова сказать. Глеб, в частности, убеждал меня после освобождения попробовать получить загранпаспорт. С надзором, ага! И после того, как мне его не дали в 2012 г. – а ведь 2019-й будет точно хуже 2012-го. Как ребенок, ей-богу!.. К сожалению, с годами общаться с ним становится все труднее, а сам он – все более гордым и обидчивым; в молодости, а я с его 32-х лет его помню, он был гораздо проще, веселее и непосредственнее… Сказал, что посылал мне четыре простых письма – я ни одного не получил! :( Ему ни Вера Л., ни Санникова тоже не передали мою просьбу связаться со мной. Месяца на три, говорит, опять уезжает на заработки в Пермский край. С Ромой они тут сегодня опять зашли на местную почту, – таки да, посылки тут принимают только до 20 кг, отговариваясь тем, что до 50-ти – это если почта может их принять, а у них тут, мол, таскать по 50 кг некому. Так что – плакала моя большая передача, которую я Вере и Феликсу летом диктовал. :(((
Самая же отвратительная новость – сперва Креков сказал, а потом Рома даже зачитал сообщение от Феликса: что Сергей К. в Киеве не нашел в моем синем альбоме ту фотку, что я просил (для латышей), с чеченского пикета 6.9.2003. И что вообще, оказывается, альбом кончается на фотках 17.6.03. (то бишь с латышского пикета, которые все уже латышам посланы). Полный шок от этой новости! :( Альбом на самом деле до мая (или до конца апреля?) 2004, это я знаю точно! Куда же они девали фотографии? Сергей все конверты с фотками 70-х гг. пересмотрел – не нашел! Единственное предположение: все фото после 17.6.03., которые как раз Феликс отсканировать в Москве не успел – сканировал в Киеве Малышев. И, наверное, после этого их не вложил назад в альбом – и они где-то валяются в квартире Натальи и Сергея! Но узнать, так ли это, я вряд ли смогу раньше конца каникул. :( Болезненный, мучительный удар – если и впрямь пропали фотографии из этого лучшего периода моей жизни… :((
Хороших новостей никто не привез. Но отсутствие новостей – для меня уже хорошая новость. Если не намотают еще – то осталось мне всего 229 дней. Да если б еще скинули по 282-й… Тошно на душе в ожидании неизвестного, а надеяться на лучшее, на конец срока – я все еще не решаюсь. Тем паче, думать, где окажусь и что буду делать на воле…

25.12.18., 14-33
Пришел опять Креков, как обещал, спасибо ему. Перед тем, с утра, магазинщик принес два чека из бухгалтерии: 36000 и 26000 были вчера мне положены на счет. Креков сказал, что Феликс в Москве дал ему 26000, но потом Рома, говоря о деньгах, сказал со слов Феликса, что тот и Крекову, и им дал по 36000. Это, конечно, слишком много мне на 11 месяцев, но – Креков, значит, десять тысяч взял себе как гонорар за поездку, не сказав мне про это ни слова. Молодец, что тут скажешь!.. Но я не стал его ни в чем упрекать.
Просидели мы, наверное, все эти положенные четыре часа, причем говорил в основном я. О чем? Рассказывал ему, свеженькому, все то, что другим уже столько раз писал в письмах. И о себе, и о других, – от Буковского и Новодворской, по их мемуарам и лично, от Льва Пономарева и Яшина, до Низовкиной и Стецуры. Он задал мне сложный, историософский вопрос, сводящийся в конечном итоге все к тому же «что делать?» – и мне , как и вчера, пришлось подробно объяснять ему мой взгляд на это, а коротко и просто в России это не объяснишь…
Но главное не это. Еще на утренней проверке в камеру ко мне вперлась толпа каких-то совершенно неизвестных хмырей – и, столпившись, долго рассматривали окно. А тут вдруг в адвокатскую к нам засовывается крыса Панька – и говорит: мол, вы не против, у вас сейчас будут в камере ЗАПЕНИВАТЬ ОКНО?!!! Мол, вас бы все равно пришлось выдворить из камеры. Я не только не был против – я был целиком «за», – ты подумай, и года не прошло с начала жалоб, и вот он, результат!.. :))) Пришел от Крекова – смотрю: да, развинчивали отсекатель и все решетки (газеты оттуда убраны стопками, как у меня и лежали), а все щели и дыры в раме аккуратно залиты монтажной пеной. И – как я знал заранее, думая об этом варианте, форточку теперь не открыть, а летом же опять будет духота!.. Зэки хозотрядовские, которые запенивали, подмели там, за отсекателем, с окна тоже, видно, смахнули пыль, – но кое-какие остатки еще на сетке железной висят, и от ветра все равно трепещут. То бишь – где-то еще продолжает дуть, не все наглухо запенили. Но, безусловно, в камере теперь будет гораздо теплее даже при сильном ветре на улице. Мне даже не верится, что эта гигантская и (якобы) неразрешимая проблема, по которой с марта было столько жалоб устных и письменных – наконец-то решена!!!
Да, еще важное сообщили вчера ребята – и сегодня подтвердил Креков: вернулся на свой пост Зейналов, прежний начальник тюрьмы! Вчера и сегодня все они писали заявления о допуске ко мне на его имя. Мразь Чемеров, значит, теперь не командует – то-то, я смотрю, последние дни прекратились докапывания до «заправки не по образцу», врывания в камеру ДПНТ, корпусных, угрозы «рапортами» и т.д.! Если дадут спокойно досидеть, из окна не будет дуть, а зима эта окажется последней в неволе, – то чего еще желать?.. :))

26.12.18., 8-50
Свиньи, ублюдки, мразь… Никогда не бывает у этих блядей, чтобы ВСЁ было хорошо. Вчера уже под вечер явилась какая-то тварь в мундире – и НАВЯЗАЛА мне вторую лампочку в потолок, которой там не было с мая! Приказала зэку-электрику зайти и вкрутить ее, несмотря на мои возражения, что мне она вовсе не нужна. Получилось отвратительно! Яркий свет прямо надо башкой, когда лежишь, да еще стены на ? высоты – белёные… Суки, мрази… Проснулся около четырех ночи, вспомнил это всё, – такая тоска, такая досада меня взяла!.. Хотел было с этой лампой сделать, как в Перми, во второй камере, когда я сидел там последнюю неделю перед этапом. Но – у этих сук проклятый плафон с крышкой оказался непрочно привинчен к потолку, или железо уже проржавело. Оторвался – и висит теперь на проводе, светит, проклятый, хоть немного в сторону от шконки… Какая-то мразь тотчас, через две минуты, выпучила зенки в «глазок» – заметила, докопалась до меня: «Зачем ты это сделал?». Бдят, суки… Сейчас вот, на проверку, вперся в камеру мразь Степанов, опер, тоже позырил, спросил: «У вас плафон упал, да?». Да, упал! Будьте вы прокляты, мрази!.. Когда же это всё кончится уже?!.
Дни посещений прошли, теперь опять надо ждать шмонов, каждый день с 11-ти до 12-ти. Будь всё проклято!..

27.12.18., 10-11
Очередной шмон по всему этажу – и очередные 11 минут приборки погрома после него. Ну да, новый год, – ищут везде самогон, который всегда к праздничку гонят зэки. Но мне не повезло: на этот раз в шмонобанде оказалась мелкая мразь, которая и без праздников приходит меня шмонать постоянно. Она, еще одна харя совсем незнакомая – и перчаточник (на сей раз без перчаток). Этот последний ублюдок деловито потрошил шкафчик с едой на стене, вытаскивая из него всё подряд, чего обычно до сих пор не делали – и, по общей их хамской манере, бросал всё вынимаемое не туда, откуда взял, а в снятую со шкафчика на стол и тоже выпотрошенную коробку. Правда, на сей раз почему-то забыл заглянуть в бачок с водой и попробовать оторвать от стены зеркало…
Мелкий же с помощником принялись тем временем за баул. Как обычно, с наслаждением вытряхивали на шконку пакеты – трусы, носки, банное, бритвенное, туалетная бумага… Теперь совершенно очевидно, что с осени мелкая эта блядь научилась от рыжей, с которой вместе приходила ко мне с октября, вот этому вот специфическому глумлению: без всякой надобности вытряхивать всё из всех пакетов, тогда как другие порой вообще их не развязывают; создавать максимальный погром – исключительно для того, чтобы я дольше собирал вещи! Еще осенью мелкая мразь говорила рыжей: мол, нам говорили, что можно зайти и выйти (т.е. – не устраивать погром), но рыжая не соглашалась. Теперь мелкая блядь уже и сама, без рыжей, сладострастно стаскивает мой баул со шконки на пол, начинает развязывать и вытряхивать пакеты – и на морде ее при этом появляется этакая глумливая ухмылка, она, можно подумать, с трудом сдерживает смех, особенно – после погрома, проходя мимо меня, стоящего у стены, к выходу. Эта мелкая блядь прекрасно понимает смысл своих действий, отлично осознает, что использует свои «служебные полномочия» в личных целях – для глумления, причем систематического, регулярного, надо человеком, который в силу их «законов» ничем не может ей ответить, не навлекая на себя новое дело и новый срок. По ухмылке на ее морде я это прекрасно вижу. И этого мне совершенно достаточно для того, чтобы уничтожить этого уёбка без всякой жалости и сантиментов, пристрелить, сжечь живьем в печи, лично отрезать ему голову…

28.12.18., 15-17
Все-таки пригнали, мрази, сейчас после обеда опять зэка-электрика – и он таки прикрутил этот проклятый плафон к потолку! :(( Теперь до ноября 2019 предстоит мучиться тут от бешено яркого света…

31.12.18., 15-17
Всё повторяется. Точно как и ждал: очередной погром, те же две бляди – мелкая и рыжая, в то же самое время (25 минут 12-го). Пучеглазая блядь зашла, сунула рыло в шкафчик с едой, в хоз. пакет под столом, посветила под стол фонариком – и свалила. А те две практически сразу, без прелюдий, взялись за баул. Мелкий уёбок на этот раз опять повыбросил из пакета почти всю туалетную бумагу, все письма, ручки, бритвенные принадлежности; рыжая мразь из другого кармана вытащила общие тетради и набросала их в уже пустой баул, до этого, как обычно, вывалив из пакетов трусы, носки, банное и всё прочее. Полый погром, гора вещей и мусора (клочков туалетной бумаги) на традиционно же взрытой постели… 15 минут на сей раз я убирал этот погром, 93-й за 2018 год.
Всё смотрю на них за «работой» – и всё думаю, чтО же с ними было бы лучше всего сделать, когда придет час мести. Привязать за ноги к двум машинам и разорвать напополам – самое то! Но – я вряд ли сам сяду за руль, я ведь не умею. А вот для своего, чисто личного удовлетворения?.. Наверное – положить эту связанную мразь, сперва мелкую, голую, руки за спиной, – положить ее плашмя на пол, рта ей не затыкая, глаз не завязывая, взять хороший, острый топор, да побольше, на длинной ручке, – и со всей силы, не глядя даже, куда, рубить и рубить ее острым топором, по костям, по мясу, по рылу, по зенкам… Устать, умаяться, вспотеть, но не прекращать, пока мразь не сдохнет под топором - пусть она и полдня будет сдыхать! Рубить ее, и пусть ручьями во все стороны кровь! – нельзя спускать ГОД глумления, этих вываленных трусов и носков, опять, в который раз, вытащенных писем… А как мелкая ублюдина сдохнет – передохнуть немного, поесть, умыться – и начинать тем же топором убивать рыжую…
Вот и прошел еще один год, 2018-й. Кроме 93-х шмонов – что еще он мне принес? Практически ничего, увы. Результатов нет. Вышла, правда, дурацкая книжка, сырая и неполная, но ждать ее созревания было нельзя… А так, настоящих, хороших результатов – нет, как впрочем, нет и явных потерь. Пустота, бессмыслица, множество желаний – и абсолютное бессилие их воплотить в жизнь (как вот только что описанное, про наказание ублюдков топором). Глухая, бессмысленная, пустая, нелепая жизнь, жизнь только по инерции; бессмысленное доживание. Так же будет и в наступающем году, даже если они меня и освободят наконец (не факт): что я буду делать на воле, теперь совершенно неизвестно, предоставить мне какие-то значительные возможности никто желанием не горит, а кто, как Наталья, говорит, что ждет меня, – у тех, кроме доброго сердца, никаких возможностей нет… Я проклинаю этот наступающий год так же, как и все прежние, уже много лет, и проклинаю всю свою никчемную, нелепую жизнь!..

18-08
Праздничек их ебанный всё ближе, а меня прямо трясет, колбасит всего от ненависти – с того самого момента, как вышмонали еще перед обедом… Эх, дали бы мне в руки, в полную мою власть, вот этих двух уёбков – мелкого и рыжего, – ух, как бы я их убивал, лично, своими руками, топором, битой бейсбольной, молотком, лопатой, чем угодно!.. Рубил бы и рубил, калечил и калечил, пусть даже весь уже упрев, – пока эти суки не сдохли бы!.. Но – увы, жизнь моя прошла, ничего мне уже не светит, и этой, самой заветной мечте – о мести – сбыться тоже не судьба. И это хуже всего… От всей души желаю этой проклятой стране, со всеми 140+ млн. быдла, которое ее населяет – в наступающем году провалиться в тартарары, в преисподнюю, ко всем чертям!!! Будьте вы прокляты, путинские бляди и мрази!..
«Праздничный ужин» сейчас дали: крохотная со спичечный коробок (я специально приложил, сравнил), мясная котлетка + картофельное пюре! ВТОРОЙ раз за четыре месяца это пюре, тогда как все тюрьмы и зоны всю осень картошкой всегда кормят. Суки!.. Да еще тут офигенное событие: со второй где-то половины декабря появилось ПШЕНО!!! С ума сойти просто! С марта его не было, не то с апреля. И вот… Грязное, одна чернота в нем, – ясное дело, никто ж его тут не выбирает. В Перми тоже оно было с чернотой, но на порядок меньше, и варили его хотя бы по утрам на молоке. Тут – конечно, на воде, жиденькое, да еще с каким-то противным запахом, которого я нигде у пшена никогда не чувствовал. В общем – помои, убожество, грязь, а не еда… Но и этому дерьму радуешься – все же лучше, чем сечка, которой они тут кормили весь ноябрь, порой и по два раза в день. И вареной капусте с водой радуешься тоже: если отжать всю воду досуха и добавить майонеза (если он есть) – капуста становится вполне съедобной…

5.1.19., 11-20
Очередной шмончик. Готовился, ждал еще вчера, тем паче сегодня – в состоянии тихого исступления, таком же, как 31-го декабря. Но – неожиданно всё обошлось легко. Голосок мелкого уёбка я услышал на этаже еще минут за десять до того, как они полезли ко мне. А когда уже отпирали дверь – другой голос, постарше и погрубее, сказал негромко: «Я не знаю, что там ворошить постоянно». Ага, значит, не все из них такие безнадежные идиоты, и откровенно глумиться, как мелкий с рыжим, тоже, видно, приходят не все. Первым, как всегда, впёрся мелкий недоносок, потом – кто-то еще, похожий на перчаточника, но – не поручусь. А третьего даже и не видел, морду не успел заметить, – но, думаю, это был не рыжий. Мелкая тварь, как всегда, спросила про «запрещенные предметы», сунулась рылом в отсекатель и секунд пять-десять постояла так, что-то там рассматривая; перчаточник тем временем стащил со шкафчика коробку с едой и стал в ней рыться. Что делал третий - я не видел, но уже через минуту после захода эти мрази вышли. Баул не тронули, ура!..
Вот так вот, непривычно легко сегодня обошлось, с осени не было такого. Человек предполагает, а бог располагает; той беды, которую с полной уверенностью сидишь и ждешь, – не случается. Но немало есть и других бед… Сроку остаётся всё меньше, но на душе не легче ничуть, каждое утро, еще до подъёма – ужасная тоска и отчаяние на душе, как было и в Перми. Мать снится… Никого нет, и не нужен никому по-настоящему, сам – никто и ничто, много амбиции, да мало амуниции… – вот он, итог всей жизни! Выйдешь – и куда идти, куда ехать? В Украину намылился – дык туда еще надо попасть, потом убежище получить, и это ой как непросто… и опыт неудачника говорит, что не получишь ты убежища, если даже и попадешь туда (что не факт). Куда ни кинь – везде клин… Да еще – дошло вдруг сегодня ясно, что по переводу первой части 282 из УК в КоАП меня ни за что не освободят: там ведь оговорено, что это лишь для тех, кто ПЕРВЫЙ РАЗ попадает под эту 282 ч.1! А у меня-то уже второй, и в преамбулах приговоров и 2014, и 2015 г. упоминается судимость 2006 г. по 282-й! Хотя к моменту вынесения приговора 2014 г. она уже и была погашена – все равно, они за нее уцепятся как за предлог, чтобы не отпустить раньше! Ясно как день… Так что Сидоркина может сюда – ко мне и в местный «суд» - не ездить…

8.1.19., 14-10
Внезапный налет на 20-ю, за стеной от меня, с МЕТАЛЛОИСКАТЕЛЯМИ, в совершенно неурочное время, 13-22 (обеденный перерыв с 13 до 14) и шмон там в течение СОРОКА ПЯТИ минут – от открытия до ее окончательного захлопывания!!! Всех обшмонали пищалками и заперли в клетку, а старый хрыч, любитель резать себе вены, остался, видимо, в камере, его голос был слышен постоянно, но глухо. Вылетало оттуда на пол в коридор и железное что-то с лязгом, и деревянное (видно, палки для «дороги»), и пустая пластиковая бутылка; и, судя по звуку, выволокли тумбочку… СОРОК ПЯТЬ минут!..
То бишь, у них практикуются такие вот внезапные налеты со шмонами, с пищалками особенно, – в том году, еще летом или в начале осени, они так шмонали17-ю, но уже после обеда и – не так долго, конечно. Первое и естественное предположение про 20-ю сегодня – что это месть им за что-то. Чем-то «провинились», видно. В таких местах, если в открытую не бьют и не пытают, шмон – любимый способ мести.
Я сперва, разумеется, был в дикой панике, что сейчас пойдут по всему этажу, я – следующий за 20-й. А «пищалки» мне совсем не нужны. Но по мере того, как шло время – становилось ясно, что всех по 30-40 минут они шмонать не будут, только одну 20-ю, тем паче – повальные шмоны обычно бывают утром, в 10 – в 11. И все же – даже сейчас, когда они вроде бы уже ушли с этажа – нет гарантии, что не вернутся. Какой-то очень подозрительный грохот вот прямо сейчас раздается над моей головой, в 29-й…
Подумать только, на что ушла моя жизнь – сидеть и прислушиваться в ужасе, идут меня шмонать или нет… :(((

10.1.19., 11-20
Опять шмон – точно как я и ждал, на пятый день после прошлого. Новый регламент, видать, у них… Рыжая блядь и с ней пучеглазая на сей раз, мелкой нет. Пучеглазая сразу же полезла в ящик с едой на стене, потом – в хоз. пакет под столом, повыставляла часть вещей оттуда на стол. Рыжая тем временем взрыла мою постель и второй ярус шконки. Потом они вдвоем стащили вниз мой баул – и началось… Впрочем, пучеглазое чмо особого энтузиазма не проявляло, скоро от баула поднялось и даже рыжую блядь звало уходить. На что рыжая блядь отвечала: «Сейчас досмотрю» – и сладострастно выбрасывала, как всегда, из пакета мои трусы. Впрочем, пакет с носками она на сей раз даже не развязала, бросила так. Зато – туго завязанный мной в ярости после прошлого шмона пакет с бритвенным хозяйством – разодрала снизу, как делала это летом, в июле. Потом – читают ведь мои письма, делают выводы – видно, ей было внушение, рваньё пакетов прекратилось; и вот сейчас – опять… Тряпьё без пакетов эти ублюдки вывалили из баула тоже; разве вот – карманы торцевые на сей раз вообще не потрошили, слава богу. А я даже забыл засечь время, сколько собирал вещи после погрома; но на сей раз не очень долго.
До этих блядей приходил еще магазинщик. Завоза вчера – он ждал – так и не было, колбасы нет. Пообещал сам прийти, как только привезут, но – веры ему нет. Взял я лишь сливочное масло, майонез, вафли, сгущенку к кофе, подорожавшую с 45 до 50 руб., да еще – две пачки (четыре порции) сухой картошки-пюре; просидел весь Новый год, с первого, на хлебе с майонезом, и вот опять – одно масло с хлебом на ужины (и то еще если хлеб белый).

11.1.19., 20-02
После обеда сегодня, около трех – вдруг сюрприз: Креков! С ума сойти!.. Вот уж кого не ждал я так быстро!.. Что ж, очень хорошо. Посидели, поговорили. Он обещает прийти еще и завтра (хотя – суббота: пустят ли?..). На сей раз он летел сюда самолетом, через Москву, а из Саратова в Балашов – бла-бла-каром. :) Слава богу, плохих новостей не привез. А Сидоркина, по его словам, будет не в январе, как писала Наталья, а – когда назначат заседание по моей 282-й ст. в балашовском «суде»Т.е. – не раньше февраля как минимум.
Первая почта в этом году – и новость от цензора: интернет тут опять отключен, то бишь – ФСИН-письма не ходят. :((

12.1.19., 6-19
Забыл еще вчера: после выхода из адвокатской, от Крекова, жирная корпусная мразь – слоник, как я ее зову – долго, тщательно, упорно перерывала и шмонала всю мою папку с бумагами, перебрала там всё, чуть не по листочку разобрала и проверила, в каждую бумажку, сука, сунула свой нос… А на мои слова, что рыться и шмонать вообще не обязательно, если никто ее не проверяет и я на отсутствие шмона тоже не пожалуюсь, – отвечало мне это животное, что, мол, оно уже десять лет работает (тюремщиком, видимо) – и считает необходимым свою работу делать хорошо, как следует, тщательно… Жирный ублюдок, вытопить бы из тебя всё сало, на сырьё для мыловарни тебя пустить бы… Мрази, которые самодовольно уверены, что свою работу – вертухайскую, а то и вообще палаческую – надо делать хорошо… Что ж, излечить их от этого заблуждения может только террор, – то бишь, когда их начнут на улицах прямо отстреливать, на выходе из тюрьмы, или прямо домой к ним приходить, по спискам с адресами и членами семей, и прямо там их мочить, без всякой жалости, вместе с их женами и детишками! Вся беда в том, что в проклятой этой стране НЕКОМУ до сих пор взять на себя эту функцию – противогосударственного террора… :(

13.1.19., 9-00
Пришел вчера Креков и второй раз. Слава богу, его пустили, несмотря на субботу, и вообще все обошлось благополучно. Таращилась же на нас через стекло двери, попеременно с другими вертухаями, черномазая корпусная пигалица, мразь. Вот же других дел у нее нет – стоять и следить!.. Шмонала меня после этого тоже она, на сей раз там же, в адвокатской. Тоже долго, подробно рылась в моей папке с бумагами – и тоже говорила в том духе, что, мол, слишком давно работает, чтобы там не порыться. Дослужитесь, ищейки, до пули!.. Они, видимо, боятся, что адвокаты могут мне что-то «запрещенное» принести, и я, типа, спрячу это в папку. :)))

14.1.19., 20-07
Всё повторяется… Опять мразь Коваленко, гнида, нечисть, блядин сын, ходит по вечерней проверке. Опять мне: «Камера номер такая-то, осужденный такой-то…» - требует, мразь, доклад, не употребляя самого этого слова. «Вы должны представляться». Хуй тебе в жопу, мразь!!! «Рапорт на него напишите!» – корпусному. Опять, значит, ждать пятницы, выдернут или нет. Вот будет весело, если на время свиданки таки засунут в ШИЗО, когда этого не ждешь!.. Главное, по тому, что проверка минут на пять-семь задержалась против обычного, я уже догадался, что кто-нибудь из этих блядей сейчас припрётся – или Коваленко, или Чемеров. Скучно жить, когда всё знаешь заранее…
Пришел-таки утром магазинщик, был, значит, завоз. Оказалось – сменился поставщик, теперь вместо Саратова – Великие Луки. Чуть дешевле, но явно хуже качеством, плюс – сервелат вместо 400 г. теперь всего 330…
Завтра – 100% шмон.

15.1.19., 11-29
Да, шмон! (Почти по Лимонову.) 13 минут собирал вещи. Опять мелкая и рыжая бляди в начале 12-го. Сволокли вниз баул, мелкая сразу в него полезла. Рыжая еще сперва обрыскала мой хоз. пакет под столом. Всё как всегда… Трусы, носки, банное, бритвенное, пакеты для мусора и пр. – всё было вывалено из пакетов в общую кучу; баул совершенно опустел, а зато всё из торцевых карманов – ручки, письма, книги, тетради – они опять набросали под занавес туда, в опустевший баул…
Рубить, связанных и лежащих на земле, или подвешенных за связанные руки, топорами безжалостно! Поймать, связать – и рубить, рубить, рубить топорами!!! Насмерть!.. За носки, за трусы, за банное! Да, смерть – ИМ!!!
Пока собирал вещи – принесли почту. Значит, наладился тут все же интернет, раз электронные письма принесли.

16.1.19., 8-50
Во вчерашней почте – письмо от Феликса: оказывается, это он перепутал, дал Крекову действительно не 36, а 26 тысяч на магазин мне в декабре – и пишет, чтобы я Крекова ни в чем не подозревал! :) И Наталья негодует, как это я мог поверить, что благородный и бескорыстный Креков возьмет у меня деньги! Что ж, я очень рад, от всей души перед ним за это подозрение извиняюсь! Почаще бы так ошибаться! – только и остается сказать…
Весь день до вечера вчера и сегодня всё утро писал ответы всем на письма. Эта работа, усталость от нее и т.д. – приглушили вчера слегка чувство ярости после шмона, но всё равно, чуть вспомню – всё кипит в душе! От ненависти – и от бессилия, хоть вешайся. В кровавый фарш этих мразей, в кровавый фарш!..
Написал обо всем этом утром ответ Вере Л. на ее открытку, отвел душу – наверняка письмо заберут опять…

17.1.19., 7-38
Утро началось весело: какая-то ебанутая вертухайская мразь начала колотить мне в дверь и гавкать про подъем. Обычно-то они проходят в шесть утра, включают свет, спрашивают, есть ли мусор – и больше не лезут, даже если и заглянут в «глазок». А тут эта блядь вознамерилась реально поднять всех, прошла по другим камерам (было слышно) и задержалась у моей. Я, как обычно в таких случаях, ответил: «Успеется», – но это чмо продолжало долбить в дверь, хотя прекрасно видело, что я лежу на заправленной шконке, одетый, и уж точно НЕ СПЛЮ! Я пару раз ответил на его настояния: «По башке себе постучи!» – и не вставал: не хватало еще, чтобы я вскакивал по их команде, когда год с лишним тут по утрам лежал до завтрака! Минут пять, наверное, эта нечисть долбила в дверь, сперва ногой, потом висящей снаружи железной цепью. Я думал, устанет, отвяжется. Ушла, но через несколько минут вернулась – и, слышу, диктует на регистратор: подъем, корпус №1, камера №19… – и опять начинает докапываться, встану я или нет. Жалею, что не заклеил «глазок» в его первый уход, хотя и непонятно, как она собиралась через глазок снимать меня на регистратор. Ладно, встал, чтобы снова лечь, как только это быдло уйдет. Ушло, лег. Позже, но еще до завтрака, опять кто-то заглянул, я лежал, но придирок уже не было. А пока раздавали завтрак (отвратное жидкое пшено, одна вода!) – никто не вставал его брать, и при этом вертухай сказал, что до этого они все уже вставали, Что ж, ждем, что будет. Надеюсь, что ничего – и что, главное, перед свиданкой 28-го меня не закатают в карцер, как было в 2016 в Перми. А этих мразей с их подъемами, шмонами и пр. – убивать, убивать, убивать!..

20.1.19., 12-03
Очередной погром, как и ждал, – и 12 минут сбора вещей после него. Каждые пять дней теперь, – как часы…
Рыжая блядь – и на сей раз с ней еще какая-то: то ли перчаточник, то ли еще кто, я даже не понял. Попозже еще пришла третья, стояла на пороге и смотрела. Неизвестная блядь, как водится, облазила весь ящик с едой на стене, сняла с него коробку и пошарила в ней; потом принялась потрошить пакет с посудой и пр. под столом и всё оттуда расставлять на столе. Задрала приделанную к столу скамейку, развязала пакет со старым мылом, который в 2018 ни разу никто не развязывал, и т.д.; старалась так, что чуть сама не влезла в этот мешок под столом с головой. А рыжая блядь тем временем привычно потрошила мой баул. Порвала на сей раз в банном пакете маленький зелененький пакетик, в котором для удобства я завязывал чистые вещи, надеваемые после бани; сказала мне на сей раз, что, мол, если я буду так завязывать пакеты, то она их будет рвать. Погоди, сучка рыжая, порвут и тебя когда-нибудь!.. Напоследок, как обычно, эта падаль набросала в пустой уже баул тетрадей, книг и пр. из карманов баула – и ушла. До следующего раза – дай бог, чтобы еще через пять дней, не раньше!
Каждый раз слежу за ними в процессе погрома – и думаю: ну что, что можно сделать?! О какой-то жалости к ним, о признании их «тоже людьми» - и речи быть не может! Только бить, бить беспощадно, насмерть, калечить, давить, стрелять, жечь, рубить топорами, бензопилами резать живьем на куски! Истреблять как вшей, как тараканов!! Погодите, рыжая, мелкая и прочие бляди, когда-нибудь доберусь я и до вас!..

23.1.19., 15-10
Совершенно неожиданно – налет ублюдков и полный, тотальный погром! Почти в три часа, – как будто время вернулось на год назад. Судя по тому, .что до меня они лазили в соседние камеры – видимо, шмон по всему этажу, но до сих пор он всегда бывал утром. Впрочем, у соседей бляди были недолго а на меня, конечно, набросились с особым сладострастием. Вломились целой толпой, – все те же, что обычно. Рыжая и мелкая бляди тотчас привычно схватились за баул, перчаточник целенаправленно и деловито выставлял абсолютно всё из хоз. пакета, стоящего под столом, на стол, а до этого еще сволок вниз со шкафчика и перерыл коробку с продуктами. Жирная блядь тоже пришла – стояла то в дверях, то со стороны окна и наблюдала. Крыса Панька (а точнее, видимо, Ганька, – по радио несколько раз называли фамилию Ганькин; то бишь, это бляди врут, даже называя зэкам свои фамилии!!) увидела на столе баллон с бритвенной пеной – с первого апреля того года он стоял, ни один шмон его не забирал! – и забрала его! Сказала, что он будет у корпусного («старшего»). То бишь, опять, как той проклятой зимой, придется выпрашивать у мразей весь день эту пену – а до сих пор я так удобно успевал раз в две недели, по субботам, побриться еще до проверки. Бляди, чтоб ваши дети сдохли у вас на глазах!..
Погром полный, тотальный, абсолютный, давно такого не было. Вывалено в кучу из баула, из всех карманов, из всех пакетов буквально ВСЁ!.. А из карманов частью опять набросано в сам баул. Собирал этот погром я 21 минуту – рекорд, раньше максимум был 18 минут. Проще сказать, что НЕ было вывалено: пакет с бритвенными принадлежностями только развязали, но не вывалили, да еще – не развязали пакетик с чистым бельем в банном пакете. Но зато сам банный пакет, завязанный отнюдь не туго, рыжая мразь опять разорвала даже не попытавшись развязать, – третий пакет только за этот год! Даже из папки с бумагами, лежащей в самом бауле, на этот раз вышвырнули абсолютно всё. Чистую бумагу в торцевом кармане вытащили из пакета. И т.д. и т.п. Полный погром.
«Тут не слова нужны, а руки, /Которые умеют бить!» – писал когда-то Гунько. Наталья мне пишет, что, мол, этим мелким, ничтожным людишкам, проводящим шмоны, еще отомстит жизнь, отомстят их же дети, и т.д. Но нет – мне кажется, это слишком зыбко и неверно. Надо убивать их здесь и сейчас!!!
Еще забыл, что одна из этих блядей полезла даже в стоящий под шконкой пакет с книгами, который обычно не трогают, – и порвала, разумеется, его. Варвары, недочеловеки, свиньи! Мочить, только мочить эту мразь!..

24.1.19., 7-08
Не спал с полчетвертого ночи. Продолжает колбасить после вчерашнего погрома. Никак не могу отойти, думать о чем-то другом. Подвесить обеих этих блядей, мелкую и рыжую, за связанные руки, как они вешают зэков, – и долго, усердно рубить топором или саблей, пока не истекут кровью и не сдохнут. Это – единственная мечта, оставшаяся в жизни. А иначе – ведь я полное ничтожество, дерьмо, пустое место, если позволяю так обращаться со мной, позволяю надо мной глумиться – и ничего не могу сделать, ничем отомстить!.. И всё, о чем я писал за эти 25 лет, о чем думал, все мои мысли и идеи общего, внеличного плана – не стоят ничего, раз я лично, как просто человек – такое ничтожество, что, как 35 лет назад, в школе, не могу за себя постоять… Этих двух – на дыбу и под топор, а всю остальную здешнюю тюремную мразь я бы вывел к забору тюрьмы, выстроил – и расстрелял. И – вперебив всему этому – идет другая отвратительная мысль: как же теперь бриться, если ёбаная крыса Ганька забрала пену? Придется опять просить у мразей на их ёбаных проверках, а я последнее время так хорошо устроился: кроме вызовов магазинщика, не обращался к ним практически ни за чем, ни в чем от них не зависел… И главное – ведь это был вчера поэтажный шмон, одни раз в месяц, а регулярный-то, который теперь раз в пять дней – он максимум завтра, 25-го, т.к. до этого был 20-го. Т.е., трусы и носки опять будут вывалены…

27.1.19., 12-04
Всё точно в срок, как часы, и точно по сценарию прошлого воскресенья, 20-го. Вчера около 12 часов – рыжая блядь шмонала 20-ю, сегодня чуть раньше – пошла сперва в 21-ю (в коридоре всё прекрасно слышно), а потом – ко мне, вместе с перчаточником. Тот традиционно полез сперва под стол, разложил по лавке все вещи из банного пакета, что в ожидании бани у меня стоит под столом, потом из хозяйственного часть вещей выставил на стол. Потом заинтересовался старыми журналами на втором ярусе шконки, брал их по одному и смотрел. Потом со шкафчика снял коробку с едой, пошарил в ней, поставил на место (обалдеть!!!). Потом оттуда же, сверху, снял книги, библиотечные и мои, и стал их по одной неторопливо листать. А рыжая блядь, как обычно, все это время потрошила баул. Вывалила, как всегда, из пакетов в общую кучу трусы, носки, футболки, часть туалетной бумаги, вывалила тряпьё без пакетов, размотала всё, что можно было размотать. Под конец, тоже как всегда теперь, из бокового кармана сумки вытащила все письма (много) – и пихнула в пустой уже баул; из бокового кармана вытащила часть сложенных вчетверо полиэтиленовых пакетов с ручками – и тоже кинула внутрь баула. Закончила, встала, помогла еще перчаточнику с книгами. Наконец, обе бляди ушли.
Теперь уже совершенно несомненно, что рыжая блядь прекрасно понимает, как меня бесят ее шмоны, делает это специально – и готова на любые пакости и провокации. Только перед входом ко мне она включает регистратор, висящий у нее на груди, его писк через дверь прекрасно слышен, а перед другими камерами она его не включает. И ясно, для чего: пока они только еще заходили сегодня, я сквозь зубы тихо сказал: «Сука!» - и рыжая блядь, услышав, тут же: «Кто? Вы нас оскорбляете, гражданин Стомахин?». То бишь, на любое мое правдивое слово ей в харю эта блядь тут же напишет донос – и подтвердит видеосъемкой, для того и нужен регистратор. Ну погоди, блядина, уж я тебя так оскорблю – запомнишь надолго!..
Чего именно должна лишиться рыжая блядь за все это? Глаз? Ушей? Щупалец? Я бы, честно говоря, предпочел, чтобы всего этого она лишалась постепенно, отрубаемого, отрезаемого и выкалываемого, а под конец – лишилась бы и жизни. Как и мелкая блядь. Как и блядь и мразь Костя Панин из лагеря на Всесвятской, глумление которого я тоже не забыл.
Да, забыл опять, вещи собирал 12 минут всего лишь на сей раз. Энергии, что ли, от ненависти прибавляется?..
Завтра свиданка, обещали приехать Вера и Феликс, привезти передачу. Интересно, будет ли их теперь кто-нибудь встречать – и как они справятся, если нет. Дело в том, что в последней почте, 25-го – письмо от старой дуры Фельд, местной, балашовской, с которой я переписывался, а В. и Ф. она помогала тут в том году, встречала их и приючала на время у себя. Так вот, эта тварь окончательно потеряла берега, написала мне абсолютно хамское уже письмо (но признаки проявлялись и раньше), продемонстрировала свою полностью быдляцкую, люмпенскую сущность. Кроет меня и «дебилом», и «мудаком», считает, что к тем, что зря сидят, я точно не отношусь, а сама она на месте «судьи» дала бы мне еще больше. За что же? Она четко формулирует: за пенсии, за прогрессивный налог и за наркотики. То бишь – за мое мнение по данным проблемам: никаких пенсий и налогов (тем паче прогрессивных) вообще быть не должно, а все наркотики должны быть легализованы. То есть, это классический признак быдла: переносить идейные разногласия на личные отношения, тем паче с человеком, сидящим в тюрьме, преисполняться к тому, кто думает не как ты, злобы и тупой агрессии. «Быдло, быдло, быдло. Свиньи, свиньи, свиньи. Рабы и мазохисты, мазохисты и рабы». Абсолютнейшее тупое быдло, бессмысленное, злобное, ничего, кроме халявы, не желающее… Подумать только, что эта дура сперва таки затесалась в группу моей поддержки на ФБ и предлагала помощь… Впрочем, еще в 2014, в Пермь, в самом первом письме она мне, помнится, писала, что в КПРФ состоит! Так что иначе и быть не могло, недолго музыка играла. В КПРФ интеллигентных людей и не может быть, ясное дело.

28.1.19., 18-33
Приехали Вера и Феликс на короткую свиданку. Долго их мурыжили, я уже, как всегда, начал психовать, – вывели меня из камеры только в начали 12-го. Что ж, посидели, поговорили обо всем. Особо уж мрачных новостей не привезли они, но – все то, что я спрашивал еще через Крекова у Натальи, судя по ее ответам, достаточно мрачно. Как я и думал, с освобождением (если оно будет) проблемы мои не кончатся, а только начнутся; м.б., будет даже хуже, чем я предполагаю сейчас. Зато – по крайней мере, обозначилось хоть одно предполагаемое место, где я смогу пересидеть до отъезда; хотя это далеко и неудобно – но что делать, хоть так… А эта Фельд, вопреки моим ожиданиям, их тут таки встречала – и о своем хамском письме мне, разумеется, им ни слова не сказала, – мол, есть разногласия, и всё! Вот лицемерка коммунистическая!.. С передачей тоже ерунда вышла – я подсчитывал, что должно быть 18 с чем-то кг, а у них получилось – 27!! Хотя – привезли стиральный порошок, который я не просил, и хлеба сандвичного вместо шести взяли-таки десять пачек (я их просил, когда на вес 50 кг рассчитывал). Хорошо еще, 1-2 лишних кг на почте им разрешили, – м.б., все же как-то уложатся. Тюрьма, оказывается, не во вторник, а в среду теперь с почты забирает посылки, – как хорошо, что я купил еды в запас!..

30.1.19., 16-05
Ждал передачу (посылку) только завтра, как Феликсу тут сказали на почте, – а за ней дернули сегодня, около 11-ти. И – от былого преимущества этой тюрьмы следа не осталось: шмонная машина-рентген сломана, давно не работает, шмонают всё руками. Мразь Коваленко лично явилась среди прочих шмонать – ободрала все фантики с конфет, обертки с шоколада. Слава богу, вакуумные упаковки колбасы и сыра не вскрывали, сгущенку не выдавливали, – и то счастье! А передача – сплошное разочарование. :( Вместо одинаковых батонов колбасы с/к по 300 г. – Вера накупила много всяких-разных сортов, большие и маленькие колбасы, в том числе даже три варено-копченых. Не удивительно, что у них вместо 18 кг. получилось 27! Дальше – еще хуже: хлеба сандвичного мне Вера с Феликсом положили только четыре пачки, сгущенки – всего 8 вместо тех 15, что я просил; кофе – 2 по 75 г. вместо 2 по 150 г + еще какую-то упаковку побольше, но не Nescafe Gold. А упаковочку сукразита – с ума сойти, всего 450 таблеток вместо прошлогодних 1200!.. То бишь, мне ее, даже если один раз в день по четыре таблетки, от силы хватит на четыре месяца, а я-то мечтал – до конца срока!.. С чем есть колбасу, с чем пить кофе – непонятно. Зато положили эти конфеты, хотя я ясно писал Феликсу, что можно ограничиться шоколадом. Десять пар носков, что привез Глеб, – самые обычные, китайские, ничего похожего на шикарные длинные носки от него в Буреполоме и Перми. Еда от него – сухая картошка – тоже ничего особенного. С носков, кстати, мразь Коваленко лично посдирала все ярлычки, разодрала пары по одному, так что теперь надо срочно их сшивать, а то при каждом шмоне замучаюсь складывать…
Больше всего убили меня брюки (которые, конечно же, одна из этих мразей сперва не хотела мне отдавать). Брюки-то хорошие, как раз по размеру, но – без заднего кармана! То бишь, вот сейчас, после ужина, надо будет срочно его мастерить, делать сзади на штанах разрез и вшивать туда карман. А то вот этот дневник и прочие бумаги мне 9+ месяцев вообще негде будет носить, боковые карманы бляди тщательно прощупывают при шмонах. Сама-то по себе работа не особо трудная – вшить карман; но осложняется она тем, что мрази то и дело пялятся в «глазок», а при них я работать не могу: ведь иголка – это «запрещенный предмет», у меня ее как бы не должно быть! :)
Пока стоял там внизу, а мрази шмонали посылку, – вдруг, ближе уже к 12-ти, как обычно, заглядывает в помещение рыжая блядь, в за ней мелкая, и говорят что-то вроде: «Ага, вот он!». То бишь – как я и предчувствовал, поперлись в свое традиционное время ко мне потрошить баул, а меня нет в камере! Суки ебучие!.. Поднялся с багажом к себе на третий этаж – их нет. Значит, решили не дожидаться меня, ушли. После обеда погнали в баню, прихожу – их так и нет, слава богу! Но – это значит, что они с вероятностью 200% придут завтра и опять устроят погром. Моя сила сейчас – в неответе им, – пишет Наталья. А когда же, интересно, она будет в ответе? В возможности убить рыжую гниду?.. А мелкая блядь еще, заглянув днем в шмоналку, этак глумливо мне улыбнулась, уже не первый раз. То бишь, они и не скрывают, что приходят глумиться надо мной, используя для этого свои служебные полномочия.

31.1.19., 11-00
Всё не так, как я думал. Сперва – еще и десяти утра не было – вдруг опять долгий, тщательный шмон в 20-й с пищалками-металлоискателями. И – грохот над головой, в 29-й. Потом было слышно, как там захлопнули дверь, – значит, тоже шмонали. 20-я и 29-я связаны «дорогой» и постоянно общаются, – видимо, в этом и причина особо тщательных шмонов у них я еще в тот раз так подумал. Еще с ними обеими «дорогой» связана и 30-я, она прямо над 20-й, но был ли там шмон, я не знаю.
Так вот, после 20-й ублюдки-шмонщики ушли с этажа – видимо, сдавать пищалки, – потом вернулись – и пошли уже с обычными шмонами по всему этажу. Начали, судя по звуку, с той стены, где 21-23, потом перешли к моей стороне; причем почему-то между камерами делали странные перерывы, по десять минут и больше между закрытием одной двери и открытием следующей. Дошли до меня. Входит крыса Панька или Ганька – не знаю, как ее теперь правильно – и с ней толпа ублюдков, но ни рыжей бляди, ни мелкой – нет. Толпа каких-то молоденьких, совсем зеленых пацанчиков. Полезли под стол с фонариком, под матрасом всё переворошили, закатав его сразу с обеих сторон, порылись в тряпье на втором ярусе шконки, но к баулу, слава богу, даже не притронулись. Только крыса эта ёбаная увидела под шконкой пакет с книгами – и докопалась, сунув в него нос, не из библиотеки ли я их получал. Да одна из этих юных гнид таки нащупала своими щупальцами сверху на раме решетки у двери (по типу карцера) кусок «мойки», который я там держал, чтобы вскрывать вакуумные упаковки колбасы, сосисок и пр. – и забрала его, ничего при этом не сказав. Так что – особого погрома свиньи не навели, но все же и то, что было, «без погрома» никак не назовешь.

1.2.19., 12-18
Полный, абсолютный, тотальный погром! После которого я собирал вещи 31 минуту – рекорд!...
Ввалилась, тоже до меня пройдя несколько камер, целая банда, пять ублюдков: мелкий, пучеглазый, тот, что шмонал получаемую посылку позавчера и год назад, еще какие-то два ублюдка, один – типа, начальство, звезды крупнее, чем у остальных, оба незнакомые. Рыжей бляди не было, но мелкая тотчас схватила баул – и выпотрошила его полностью; трусы, носки, баня, бритвенное, пакеты для мусора, футболки, кальсоны; туалетную бумагу всю, полностью, вывалила из пакета (гора обрывков и мусора на одеяле). Письма, бумаги, книги – всё вывалила полностью. Порвала два пакета.
А, я ошибся: одну из тех двух мразей я как раз знаю, – крыса Ганька! Которая уже недавно на одном из шмонов обнаружила у меня под кроватью книги – и спрашивала, мои они или библиотечные. В этот раз они забрали почти все эти книги! Обсуждали, суки, сколько можно иметь книг, десять или больше, – считая библиотечные на шкафчике, оставили десять, остальные уволокли! Пачепа, Цветаева, Пелевин и пр., что присылал мне Землинский. Первый том Ошо эта неизвестная начальственная харя забрала отдельно – со словами, что раз книга религиозная, то ее надо проверять на «экстремизм»!. Ебанутые, совершенно охуевшие мрази, когда же наконец я смогу вас убивать?!! Также долго обсуждали, сколько мне вообще можно иметь вещей и еды в камере – 50 кг или 36, и только ли вещей, или еда тоже входит в этот вес, и т.д. Таращились в ящик на стене, где лежала колбаса из передачи, – я уже прикидывал, когда вызывать магазинщика, если заберут и ее, но не забрали (впрочем, еще не вечер!). Полностью вывалили на стол все содержимое хоз. пакета под столом, коробку с едой сволокли со шкафчика. А уж баул – под конец процедуры потрошения был космически пуст, мелкая блядь лично в одиночку вывалила из него на кровать абсолютно всё, включая мелкие вещи из бокового кармана, вроде расчески, свернутых пакетов, одёжной щетки, календарика, кипятильника и пр.
31 минуту собирал!.. Тут нет слов, тут нужно бить, и бить насмерть! Убивать, убивать, убивать!..

3.2.19., 7-22
Пришлось-таки вчера опять пройти через это унижение – просить у блядей свою же пену для бритья, чтоб побриться. Около девяти сказал на проверке корпусному, около десяти – вызванному кнопкой-пищалкой вертухаю, напомнил еще раз. После этого минут через 15 – приволокли-таки. Быстро побрился, поставил баллон на свое место, на стол около бачка с водой, и весь день нет-нет да и любовался на него: как хорошо, что он опять стоит на прежнем месте, вот если б ублюдки опять про него забыли, как первого апреля прошлого года – и почти на десять месяцев!.. Но нет, около пяти вечера явилась какая-то молоденькая вертухайская гнида, голова для шапки, всунула свое рыло в «кормушку» и пролопотала что-то, в чем можно было разобрать слово «пену». Послал, значит, ублюдок «старший», корпусной, сама бы эта гнида за ней не пошла! Пришлось отдать, – у этого существа в шапке просто нет мозга, которым оно могло бы понять мои возражения против идиотского забирания пены. Теперь через две недели только опять это испытание – прочить у бессмысленных недочеловеков своё же и напоминать по N раз… А так – конечно, не просить у них надо, а надо их убивать, этих тварей, недочеловеков, упырей в форме, резать, стрелять и взрывать!..

4.2.19., 7-22
Очередной погром, как я и ждал. На третий день после прошлого. 22 минуты собирал вещи. Опять, как обычно, рыжая и мелкая бляди, пучеглазый (который почти ничего не делал, только заглянул в ящик с едой), крыса Ганька-Панька, полезшая под стол; да еще на пару секунд заглянул ублюдок Степанов, спросил меня: «Вы с нами не разговариваете?», – я ответил: «Нет» (жалею, надо было молчать!) – и он отвалил. Хорошо, что утром я догадался банный пакет вытащить из баула и поставить под стол, скоро ведь уже баня, – вот его не тронули. А остальное – опять разгромлено всё полностью, как и в тот раз. Мелкая блядь раньше хотя бы не вываливала из пакета туалетную бумагу – но теперь с явным удовольствием вываливает! Порвала, сучка, опять один пакет. Опять вытащила своими ручонками все письма из торцевого кармана – и свалила их в общую кучу на кровать; а рыжая блядь, залезшая в торцевой карман с другой стороны, тетради и прочее оттуда свалила в сам баул. Причем – уже в N+1-й раз убеждаюсь, наблюдая за этими блядьми: это никакой не шмон, а именно сознательный погром. Всё, что эти бляди вытаскивают и вываливают – они не смотрят, не проверяют, их цель – именно создать беспорядок, вытащить и бросить в кучу, создать мне побольше работы по сбору. Как мелкая блядь сегодня вытащила и бросила в кучу письма, я видел очень хорошо: письма ее совершенно не интересовали, а только наведение погрома. А пока складывал эти же письма на место (сперва – карманы, уж потом – сам баул) – отпирается опять дверь, входит какая-то начальственная харя, а за ней – тот мелкого росточка неизвестный типок, что ходит теперь, с декабря примерно, на все проверки. Думал – опять шмонать, а у меня еще и не собрано ничего, ха-ха, шмонайте!! :))) Но нет. Начальственная харя говорит, что она зам начальника тюрьмы, что это обход – и какие, мол, у меня вопросы. Я ей показываю на неразобранную еще груду тряпья на шконке. Она «догадывается»: мол, это у вас, наверное, обыск был, да? Я говорю, что был погром; они отвечают, что, мол, это мы записали, что еще? Появление этого «обхода» сразу же после погрома так же явно не случайно, как и появление Степанова, да и крысы Ганьки, которая раньше на каждый шмон все-таки не приходила. Видимо, связано это с тем, что я всем пишу в письмах про эти погромы, как меня это достало, – и они насторожились, ждут, не сделаю ли я что-нибудь такое, неосторожное, не ударю ли, скажем, одну из этих блядей – и тогда они мне тут же сошьют новое дело и добавят срок! А м.б. – сами хотят на что-то такое спровоцировать, могут сейчас вообще начать приходить и вываливать вещи КАЖДЫЙ день! Типа, доставать, пока терпение у меня не лопнет. М.б., им это поручила ФСБ, т.к. срок у меня к концу, а новое чисто политическое обвинение сшить не удается, подойдет и 318-я в этом случае, еще два-три года по ней можно добавить. Не удивлюсь, если цель и впрямь такая.
Слова, как я уже писал, тут излишни. За все это надо только убивать. Смерть России!!!

6.2.19., 20-52
Поразительно, но днем сегодня тетка из спецчасти, разносящая бумаги по камерам, заглянула ко мне и сказала: надо, мол, написать заявление в балашовский «суд» о пересмотре приговора 2014 г., т.к. изменилась 282-я статья. Я сперва думал, что это из «суда» зачем-то требуют получив ходатайство Сидоркиной; но нет, – это администрация тюрьмы («инспектор» спецчасти) озаботилась сама! Просто с ума сойти!..

8.2.19., 12-10
«14-я, 15-я, потом сюда!» - голосок мелкой бляди, мне уже хорошо знакомый, раздался в коридоре ровно в 12 часов. Но, по-моему, они ограничились только 14-й, через шесть минут уже входили ко мне. Целая банда под водительством мелкой бляди: перчаточник, еще кто-то; попозже, как обычно, вперся пучеглазый – и стал тут же, у двери, шарить ручонками по висящим на вешалке пакетам с бумагами. В коридоре оставалось еще несколько тварей. Перчаточник сволок со шкафчика коробку с продуктами – и шерудил в ней, выкладывая всё на стол. Мелкая блядь рылась на втором ярусе шконки и долго, подробно изучала пачку календариков на 2018 и 2019 гг., которые там лежали. Потом кто-то крикнул из коридора: «Пошли!» – и они выкатились вон. Первый раз с лета, наверное, или с начала осени, когда мелкая блядь не распотрошила мой баул, даже не прикоснулась к нему вообще. Но благодарить ее за это я не собираюсь, – напротив, за все прошлые погромы я бы с огромным удовольствием отблагодарил ее из автомата Калашникова, если бы тот у меня был!..

11.2.19., 11-56
Очередной шмончик, как и ждал, – как же, три дня прошло с предыдущего!.. Мелкая блядь, перчаточник, чуть погодя, как всегда – крыса Ганька-Панька. Перчаточник опять, как и в тот раз, снял со шкафчика коробку с едой и стал рыться в ней, потом полез рыться в шкафчике. Мелкая блядь рылась под матрасом, тоже как обычно. Крыса, нигде лично не роясь и, видимо, осуществляя общее руководство шмоном, пыталась заговаривать со мной, задавать какие-то вопросы – и была явно удивлена, что я не отвечаю. Баул они опять не тронули, выкатились вон. Теряюсь в догадках: неужели это тот мой разговор с замначальника сразу после шмона четвертого числа так подействовал?? Да нет, не может быть! Совпадение, или просто мелкая блядь знает, что перчаточнику не так уж интересно рыться в моих вещах; подождем, когда мелкая и рыжая бляди придут вместе, или же рыжая без мелкой, и тогда увидим…
Вчера вечером – очередная беда, откуда не ждали. В ужин резал колбасу – варено-копченую, не такую уж и жесткую – и черенок ложки, которым я ее резал, согнулся – и на нем появилась трещина!! Значит, долго не проживет, скоро отломается полчеренка. Бедная эта ложка, в конце 2014-го на 01-й сборке «пятерки» в Москве я ее нашел – и вот уже пятый год она со мной вместо ножа, прошла Москву, и Пермь, и Балашов… Меня ужас прямо охватил: колбасу еще ладно, а хлеб-то, хлеб чем я себе тут оставшиеся девять месяцев резать буду?! Из говенного, трухлявого, крошащегося казенного ломтя сделать два, разрезать вдоль, чтобы хватило на колбасу – это тонкое искусство, тут ножик нужен надежный, тонкий, хорошо заточенный… Что ж, с вечера уже решил – и сразу после подъёма, еще до завтрака, стал об нижний край железного шкафчика для еды затачивать другую ложку, одну из двух, еще в 2013 купленных мне матерью. Неожиданно быстро и хорошо получилось, заточил ее где-то за полчаса достаточно остро, правда – только с одной стороны, а эта надломившаяся была с двух (но все равно я все четыре года резал только одной стороной).

12.2.19., 20-13
Весь день пишу ответы на письма. А сейчас на вечернюю проверку явилась опять мразь Коваленко – и вдруг мне: «А почему у вас кровать не заправлена по образцу?». И – офицерику (корпусному): «Рапорт на него!». Здрасьте пожалуйста! Раньше до заправки докапывался ублюдок Чемеров, а эта мразь – не обращала внимания, а теперь и она! Что ж, надеюсь, за этим ничего не последует, как не последовало в декабре. В карцер здесь сажают за драки с вертухаями, я слышал.
Наталья пишет, что завтра на два дня должен приехать Креков. Дай то бог!

14.2.19., 9-10
Креков так и не приехал вчера, не знаю почему. Или не пустили? А вот только что, после проверки – сдохла ложка, та самая, заточенная, с 2014 г. Переломилась пополам. :(( Всего три дня и прожила, как появилась трещина… :(((

15.2.19., 7-03
Креков приехал-таки вчера, и сегодня должен прийти второй раз, как обычно. Главная привезенная им новость – что Сидоркиной, оказывается, до сих пор некогда сходить в «суды» за моими приговорами, так что сюда она ничего еще не послала. То бишь, рассмотрение будет не раньше марта, это понятно. По словам Крекова, у Квачкова приговор по 282 был отдельный (добавка уже во время отсидки по другим статьям), ему проще, а у меня-то – частичное сложение, и бОльшие срока по 205.2 и 280 поглощают эти полтора года по 282. Но, по его словам, Верховный «суд» разъяснял уже не раз, что и в подобных случаях все равно срок полагается скидывать при смягчении статей. Что ж, посмотрим. Излишне говорить, что ни в какое освобождение раньше, чем по «звонку» в ноябре, я не верю категорически.

18.2.19., 11-45
Очередной ПОЛНЫЙ погром – и 27 минут сбора вещей после него! И очередной порванный мразями пакет – на сей раз то, вовсе не туго завязанный, где лежали бритвенные принадлежности.
Обе бляди – мелкая (во главе) и рыжая – явились в начале 12-го – и первым делом предложили мне выйти! Что-то новенькое!.. Я, естественно, отказался. Тогда мелкая блядь ограничилась тем, что велела встать около самой двери. При этом они переговаривались и между собой, и мелкая сказала рыжей – я услышал только конец фразы – мол, начальник так велел. Сперва, по наивности, я подумал, что велел шмонать меня полегче, в связи с последними жалобами. Но нет…
Сволокли баул вниз – и как обычно… Абсолютный погром, пустой баул, вываленные носки, трусы, банное, туалетная бумага, футболки, салфетки, письма, пакеты для мусора, бритвенное – всё в кучу! На заранее заботливо очищенный мелкой блядью от простыни и одеяла матрас. Из другого кармана, где книги и чистые тетрадки, и из бокового, где всякая мелочь вроде расчесок, щипчиков и пакетов – всё хамски свалено внутрь баула. Всё как обычно, да уже второй год подряд, уже и привык… – но всё равно мучает мысль, что всё это так и останется безнаказанным…
Они уже рылись, когда – с опозданием, как обычно – пришла крыса Ганька-Панька, села на лавку – и стала потрошить хозпакет с посудой и пр. под столом, ставя всё из него на стол. Нашла пакет со спичками – и удивленно спросила, курю ли я. Я не ответил. В итоге нашла и, показав мне, торжественно забрала какой-то крохотный кусочек проволоки в изоляции, не помню даже, откуда, – «запрещенный предмет»!!! :) А рыжая блядь, покончив с баулом и встав, еще полезла в шкафчик с едой, нашла там в пакете ту сухую картошку, что прислал Глеб, развязала, сунула нос, вынула еще что-то из шкафчика – и только после этого все три ублюдка ушли.
«Здесь не слова нужны, а руки,/Которые умеют бить». Да, слова тут бессильны. Бить, жечь, рубить, резать, кромсать заживо на куски!.. Хорошо рассуждать Наталье из Индии, что, мол, моя сила в неответе, в молчании, в том, чтобы всё это терпеть. Но ведь и выйдя отсюда, я не смогу отомстить ублюдкам, я это знаю: надо будет уезжать, появится куча новых дел, новых забот… Нет справедливости в мире – и вот это двухлетнее глумление надо мной так и останется безнаказанным. Ибо заплатить мелкая и рыжая бляди могут за это лишь своей кровью!..
Забыл, оказывается, даже написать, что на второй день, 15-го, Крекова мразь Чемеров отправила на «короткую свиданку» со мной через стекло. Сам Креков рассказал, что Зейналова (начальника) 15-го не было, а заменявший его Чемеров, ублюдок, раз у Крекова нет статуса адвоката, прицепился к этому и отправил туда, на что Креков там же, при мне, написал на имя Зейналова жалобу – но ясно, что это не поможет. Так что – сидели, общались там, без трубок, прямо так (хотя так я его не очень хорошо слышал).
Всё абсолютно бессмысленно и безнадежно, тотально, всеобъемлюще бессмысленно, и единственное, чего я еще хочу в жизни, – крови этих блядей, мелкой и рыжей, и их голов на шестах…

19.2.19., 10-12
Вдруг – только что – «технический осмотр» в камере, под руководством мрази Коваленко. Мразь, впрочем, в камеру не заходила, велела выйти мне, потом зашли двое уродцев, без киянок, но с фотоаппаратом. Ничего не тронули, но, заглядывая в дверь, я видел, как фотографируют сперва стену над дверью, ту, где ночник, потом – окно, стоят и долго рассматривают что-то в верхнем углу окна. Не видеокамеры ли собираются вешать? Черт их, блядей, знает, зачем всё это. Причем – явились только ко мне, ни к кому на этом этаже не заходили.

21.2.19., 10-37
Опять угадал: «плановый обыск»!!! :)) С утра еще чуял: началась последняя неделя февраля, а у них тут повальные шмоны по всему зданию – в конце каждого месяца! Еще десяти утра не было – слышу, шерудят наверху, в 29-й, потом хлопает дверь. Ясно – шмон! Попозже явились сюда, начали с 20-й, забрали там у этого старого дурака, любителя резать себе вены, ложку и кипятильник!! Потом – ко мне. Заходят четыре хмыря, ни рыжей, ни мелкой, ни жирной бляди нет, все незнакомые. Чуть-чуть пошарились по камере, заглянули в ящик с едой, под стол (с фонариком), в туалет – и убрались. Ничего не трогали, никакого погрома, к баулу даже не прикасались. Всегда бы так! Это лишний раз доказывает, что рыжая и мелкая бляди вываливают мой баул каждый раз отнюдь не с целью что-то найти, а вот именно с чисто личными целями: прикрываясь служебной инструкцией, поглумиться надо мной.
Между прочим, всё забываю написать: из разговоров соседей в 20-й, сверху (тот дебил – завхоз карантина – из 31-й и т.д.) я понял наконец, почему в последние месяцы были эти долгие, тотальные шмоны с пищалками одновременно в 20-й, 29-й и, м.б., 30-й. Оказывается, этот вот старый идиот в 20-й, любитель резать вены, пытался каким-то образом затянуть в тюрьму телефон! Но, ясное дело, неудачно, а телефон вроде бы попал в лапы вертухаям.

24.2.19., 8-33
Вчера ублюдки шмонали где-то рядом. Сегодня – придут ко мне. Опять предстоит погром, часа через три. Дикая тоска. Бессмысленность всей прожитой жизни теперь совершенно очевидна…
В клетке в коридоре уже третий день опять сидит какой-то старый идиот, орущий почти круглосуточно всякий бред, обращаясь к воображаемым собеседникам (хотя ему никто не отвечает). То ли белая горячка, то ли хрен знает что…

20-42
Не было. Странно. Значит, завтра, в понедельник. Возможно, крыса Ганька-Панька велела теперь шмонать меня только в ее присутствии? Не зря же она является на все шмоны у меня еще с конца 2018 г. А по выходным ее не бывает.
На обед – перловый суп (мерзотина; вылил) и абсолютно жидкий рис. На ужин – селедка (не ем) и пшёнка – полужидкая, дурно пахнущая и с таким количеством грязи и черноты, что тоже пришлось вылить, не смог победить отвращения…

26.2.19., 8-48
Шмона вчера тоже не было, ждем-с сегодня. Зато – вот уже пятый (!!) день колотят молотками по стенам внизу, на втором этаже. Говорят, что полностью раздолбали 10-ю камеру, вскрыли там полы (зачем?), да, видимо, и в коридоре тоже (поведут в баню – постараюсь увидеть мельком). Ремонт, или что уж у них там будет, но стук этот задалбывает, выводит из себя, да плюс – когда между 11-ю и 12-ю ждешь шмона, то из-за стука не слышно, что происходит в коридоре, открыли/закрыли дверь, идут или не идут. Да плюс – паническая мысль, как бы и сюда, на третий этаж, не явились с ремонтом, не заставили бы переезжать опять куда-нибудь…
Вчера вечером – целый скандал из-за этого идиота-крикуна, сидящего тут в клетке. Днем вчера, правда, он уже не орал, так что я думал – его убрали отсюда, но потом, слышу, вертухаи разговаривают с ним. Видно, буйный период горячки у него прошел. И вдруг, сразу после вечерней проверки – наверху, на четвертом этаже, бешеные крики. Кто-то орет сквозь дверь камеры в коридор, да так, что тут, этажом ниже, слышно, хотя слов, конечно, не разобрать. Вертухаи пошли туда, привели сюда, на третий, этого крикуна. Когда он шел мимо меня, тоже орал, были слышны слова «он», «пидорас», «будут говорить, что пидорасы – вся тюрьма» и т.п. Прошел мимо, стал стучать в дверь 20-й, зовя какого-то блатного, недавно тоже туда посаженного, – типа, на совет. Того почти сразу вывели из 20-й, и они долго, яростно, возбужденно что-то обсуждали в конце коридора, у входа в хозотряд и оперского кабинета, но именно в коридоре, а не в кабинете, судя по слышимости. Другой голос – видно, того, из 20-й – сказал: «Эта хата дырявая. В ней сидит пидорас», – прямо образчик уголовной логики и вообще интеллекта! :) Имен никаких не называли, только упоминали, что сидит в «хате» один, орёт, а каждое третье слово было – «пидорас», конечно! :) Клинические идиоты… Я решил, что это вот из-за этого ныне притихшего крикуна, хотя чем именно он им всем помешал, если сидит один, и как это из-за него одного всю тюрьму будут считать «пидорасами» – было совершенно непонятно. И я не ошибся. Уж не знаю, с кем они тут в коридоре совещались – с мразью Степановым, еще ли с кем из оперов, ведь рассадку и пересадку по камерам решают именно опера. Не раз, слышал, по ходу разговора звучало предложение: зайти в камеру и избить этого «пидораса». Но, ясное дело, на это опер соглашаться не должен, хотя – и такое бывает по тюрьмам сплошь и рядом. А когда крикуны разошлись из коридора – через некоторое время брякнул замок на клетке здесь, около 20-й, и было сказано «заходим!» или что-то такое, как обычно говорят вертухаи. Привели, значит, назад. И полдня не дали посидеть в камере, непонятно почему. Сейчас на проверке я глянул мельком – да, сидит в клетке, на матрасе, опять живет там…

11-44
Да, шмон!! :)) Только что. Мелкая блядь – и с ней какая-то незнакомая молоденькая харя. Ни Ганьки-Паньки, никого больше. Юная харя слегка пошарила в ящике с едой на стене – и стала снимать с него книги, тщательно перелистывать их (что в них может быть?) и бросать на стол. Мелкая блядь тем временем закинула с изголовья к ногам матрас на шконке – и стала со второго яруса брать журналы «Дилетант» и листать их. Не для шмона, понятно, а для себя, – она блядь тоже молодая, любопытная, никогда не забуду, как долго и самозабвенно она изучала, впервые найдя в бауле, мои фотографии. После этого ушли, баул, ура, не тронули!
Стукотня продолжается, но, к счастью, долбят сейчас не прямо под моей камерой, как все четыре дня, с 22-го, а где-то в стороне, так что звук не так сильно слышен и не заглушает происходящее в коридоре.

27.2.19., 8-47
Хоть одна хорошая новость: Корб в Киеве! Внял-таки голосу разума и уехал! Об этом мне вчера написали одновременно Наталья и Мананников. Что ж, дай бог Корбу устроиться более-менее нормально на новом месте! И – чтобы омское ФСБ не попыталось теперь готовившееся ему обвинение повесить на меня, как это было в 2014 г. после бегства Миши Агафонова. Хотя, возможно, именно убрать Корба из Омска, заставить уехать – и было целью ФСБ…

17-12
Совершенно неожиданно в три часа – вдруг адвокат Калабин! Саратовский. О приезде которого никто не предупредил. Сперва я подумал – не случилось ли какой-нибудь новой пакости, раз он вдруг приехал. Новое дело, обыск у меня или еще у кого-нибудь… Но нет – все спокойно, по его словам. Видимо, Наталья вспомнила, что в феврале у меня был только Креков, т.е. – один раз из обещанных мне двух посещений в месяц. Спасибо, конечно, только жаль, в письме последнем не предупредила, что пришлет Калабина.
И между прочим, хотя он адвокат с официальным статусом, и пропуск ему подписывал сам начальник Зейналов, а не мразь Чемеров, – но опять потребовали написать заявление о свидании с ним! Чего не было еще в январе, а с Крековым и Зейналовым – даже в феврале. Правила игры меняются по ходу самой игры…

1.3.19., 17-29
Опять прокурор! :) И мразь Коваленко, встречающая, чтобы вести к нему, уже в коридоре – и там же требующая застегнуться. Слава богу, на этот раз мне таки удалось настоять на конфиденциальности – и мразь ждала где-то в соседнем помещении.
Жалоб оказалось всего две – от Натальи и от Землинского. Землинский пишет точно, как я сил через Феликса на свиданке, а Наталья еще добавляет про «заправку» кровати – мол, надо мне объяснить, как заправлять, а не придираться. Они-то объяснят, но я не воспользуюсь их объяснениями, увы! :) А прокурор – уверяет, что, мол, да, шмонать надо обязательно, так, мол, положено по инструкции. Мразь. Бревно в очках, как таких называет в мемуарах Буковский. Подписал объяснения – и с плеч долой!..

2.3.19., 12-42
Думал, уже не будет, но нет: почти в 20 минут первого – являются!.. Рыжая блядь – и с ней перчаточник. Как обычно, рыжая блядь сразу же занялась баулом, методично, в одиночку, вываливая всё из всех пакетов на кровать, а в пустой баул, тоже как обычно, набросав все письма из торцевых карманов, книги и т.п. Только длинный карман на боку баула на этот раз остался нетронутым. А перчаточник тем временем деловито рылся сперва в продуктах – в шкафчике и в коробке, стоящей на нем, – потом изучал книги, тщательно, по одной; потом полез в хозяйственный пакет под столом, а до этого не забыл сунуть нос и в бачок с кипяченной водой, проверить, что там… Пять минут занял весь их визит – и 16 минут я собирал весь этот погром. 16 – это еще не так много, бывало и 31 минуту…
Неудержимое желание стругать эту рыжую блядь ломтями, подвешенную за руки на дыбу, лично своими руками, кроить, еще живую, отрезать от нее куски большим острым ножом. Или топором…

20-00
Очень забавно! :) Утром, еще до шмона, получил от мундирных свиней свою пену, побрился – и вот эти конкретные свиньи опять забыли у меня ее забрать!!! :))) Сдали дежурство, ушли – а пена так и стоит у меня на столе, на своем прежнем месте, около бачка с водой. А новая-то смена знать не знает, что я утром ее брал, а эта – придет только через три дня и уже, скорее всего, не вспомнит. Что ж, в тот раз простояла она у меня почти десять месяцев, 23 января крыса Ганька-Панька ее забрала, – посмотрим, сколько простоит в этот раз! М.б., и до конца срока, если выпустят-таки в апреле, а крыса эта не будет ходить ко мне на шмоны (последние два раза не была).

3.3.19., 8-34
Вчера одни идиоты забыли пену забрать, а сегодня другие – ни свет в подъём не зажгли, ни про мусор на этом этаже никого не спросили (хотя на четвертом, слышно было, стучали в двери и спрашивали). Завтракал при ночнике, потом, в семь, его погасили – и час лежал сперва в темноте, потом начало светать, взошло солнце (первый день за долгое время – солнечный!), в камере стало совсем светло, так что эти уродцы в погонах и на проверке сейчас свет не зажгли, – красота!! :))) До после обеда можно сидеть без этих ламп… А козлы эти, вертухаи, часов с четырех утра, как проснулся, и до проверки в полдевятого – ни разу даже в «глазок» ко мне не заглянули! Чем-то более важным заняты были… Так что мог тут что угодно делать – хоть зарезаться, хоть повеситься (только не на чем). Вот так вот они бдят, эти служаки!.. :))) Как ни свирепа Система, но и она дает сбои, исполнители-то ее – не роботы… :)))
Осталось 260 дней. Выпустят – и куда я пойду, что буду делать?.. И – есть ли хоть какой-нибудь смысл хоть в чем-нибудь?

4.3.19., 8-08
На этот раз в подъём про мусор спросили. Но забирать его – так и не пришли! :))) Преодолев отвращение, спросил вертухая, придут ли. В ответ – «не знаю». Вот так они работают, эти ублюдки, так они исполняют свои служебные обязанности!.. Шмонать – это сколько угодно, в любое время, а все остальное – хрен!..
Пшено, видимо, закончилось, его нет уже несколько дней, а на завтрак опять возят… сечку! :)))))

6.3.19., 10-41
Повальный шмон по всему этажу, с десяти утра ровно. Меня, как всегда, оставили напоследок, уже после 20-й. Вперлись аж четыре (!) ублюдка, все незнакомые. Главный, подняв меня со шконки, не забыл обшарить карманы (мелкая и рыжая бляди этого уже давно не делают) – и полез рыться под матрасом, на втором ярусе шконки, увидел под шконкой пакет с книгами – и сунул свое рыло и в него. Потом – картина маслом! – он стоит, меланхолически глядя в окно, а остальные трое, гурьбой налетев, роются в моих продуктах, достав со шкафчика коробку с ними, в книгах, сняв их оттуда же, в самом шкафчике (к счастью, не очень) и в хоз. пакете под столом. Чего, интересно, ищут все эти бляди в книгах, что рассчитывают там найти, так усердно их перелистывая? Как другие какие-нибудь, не эти постоянные ублюдки, рыжий с мелким, – так непременно лезут в книги, листают их и – или валят на стол, или обратно наверх, как сейчас, пихают совсем не так, как было.
К счастью, баул эти мрази не тронули, только первый из них, шаривший под матрасом, расстегнул торцевой и боковой карманы баула и сунул в них нос. И – удивительно, что повальный шмон в начале месяца, до сих пор обычно бывал в конце. То бишь, в конце, ясное дело, будет еще один, да шесть «точечных», с рыжей блядью, и всего за март будет восемь шмонов. В январе и феврале было по семь.

7.3.19., 11-57
«21-я и 19-я», – слышу в коридоре голос мелкой бляди. Ну да, я так и думал. Вчера – повальный шмон, сегодня – точечный, коих уже давно, со 2-го, не было. Но между 21-й и мной они еще прошли по другим камерам – простукивать их молотками, киянками, хотя каждый день простукивают на утренней проверке.
Наконец заходят. Мелкая блядь – и крыса Ганька-Панька, хотя, по-моему, и голосок рыжей бляди тоже слышался в коридоре. Баул, слава богу, не тронули. По очереди открывали шкафчик с едой и рылись в нем, но, к счастью, не очень глубоко лезли. Мелкая блядь, как обычно, закинула с изголовья шконки матрас, порылась под ним, полистала взятые со второго яруса старые журналы. Пытались со мной разговаривать, задавать какие-то вопросы. Ганька-Панька, в частности, не знаю уж зачем, заявила: я, мол, думал, что политзаключенные все в Москве сидят. Под конец эта мразь, не зная, к чему еще докопаться, взяла с вешалки один из висящих там пакетов с бумагами, в основном приходящими в письмах, стала рыться в нем, читать бумаги – и заявила мне: мол, вы знаете, что вы можете держать бумаги только по своему делу, письма, выписываемые газеты и журналы? Ну да, «режимник», мразь ебучая, знает назубок все, как написано в их ёбаных правилах и т.п. Я, честно сказать, брезгую вообще разговаривать с этой нечистью, с ищейками, приходящими рыться в моих вещах, и потому ни на какие их вопросы просто не отвечал. А то мог бы сказать: я знаю, что таких мразей, как ты, надо стрелять, резать и сжигать живьём, и готов это делать собственными руками!..

10.3.19., 12-07
Очередной тотальный погром. Всё вывалено, вышвырнуто, размотано! Собирал 15 минут. Опять рыжая блядь – и с ней перчаточник. Тот, как всегда, рылся своими клешнями в ящике с едой, в коробке на ящике, в хоз. пакете под столом и не забыл попробовать щупальцами, снимается ли со стены зеркало (уже в сотый, наверное, раз за эти 15 месяцев) и заглянуть в туалет. Рыжая блядь тоже проявила чудеса бдительности: перед началом потрошения моего баула она с фонариком заглянула под кровать, порылась под изголовьем матраса; а вывалив, как всегда, всё моё тряпьё, трусы, носки, пакеты для мусора, футболки и пр. в общую кучу, а все вещи и бумаги из всех карманов набросав в опустевший баул, – расстегнула даже молнию на старой, драной папке с электронными письмами, чего обычно не делала, и сунула свое рыло туда, а также – и в большую папку с бумагами, с которой я хожу к адвокатам. Четыре минуты они рылись – и 15 минут я собирал этот погром, т.е. более чем втрое дольше. Об одном думаю каждый раз, собирая свои трусы и носки: будет ли за это какая-нибудь расплата??? Не может же быть, чтобы не было. И не от детишек этих ублюдков, как предсказывает Наталья, – нет, тут они не поймут, что это расплата, и не поймут, за что она. Эту рыжую блядь подвесить – и буквально, без преувеличения, живую стругать ломтями, – вот что должно быть, вот о чем я мечтаю! Бензопилой ее, мразь, кромсать заживо, на куски, на отвратительные лохмотья ее туши, с мясом и кровью!!! Только так, жалеть этих выблядков нечего. Убивать, убивать, убивать! Смерть России!!!

11.3.19., 13-26
«Внеплановый» погром! Назавтра после планового – и такой тотальности, что собирал я свои вещи и бумаги 37 минут – абсолютный рекорд за всё время наблюдений! Действующие лица те же: блядь рыжая, блядь мелкая и крыса Ганька-Панька. Вообще, очень много нового в процессе. Рыжая блядь пожелала, ПОВЕРНУВ ЛИЦОМ К СТЕНЕ, «досмотреть» меня своими клешнями, чего за 15 месяцев тут еще со мной не было. Крыса докопалась, где щит с информацией, который их же вертухайская какая-то рожа забрала еще перед Новым годом, и за его отсутствие обещала мне рапорт. Рыжая блядь, как обычно, потрошила мой баул, только вчера ею же выпотрошенный; крыса рылась в хоз. пакете под столом и вообще шарила по камере; а вот мелкая блядь, сперва вместе с рыжей занявшись баулом, быстро нашла в нем мою папку с бумагами – и занялась ею. Она размотала всё содержимое папки: положив ее на стол, буквально ПО ЛИСТОЧКУ вытаскивала и читала (!!) всё, что там было, и юридические бумаги, и мои тетради с записями, и даже вырезки из газеты. Сознательно, целенаправленно потрошила и читала, чего раньше не делала никогда! Рыжая блядь тоже превзошла саму себя. Она не только опять вытащила все письма, которые я с таким трудом уложил после нее вчера, – она тоже из толстого конверта, где лежит тетрадь со стихами, бланки электронных писем и пр., вытащила всё, что там было, чего раньше тоже никогда не делала. В общем, я даже подумал, что это шмон вроде июня 2014, что они ищут именно мои бумаги. Но нет, бумаг они не забрали никаких. То бишь, это было чистое глумление, сознательное психологическое давление и прессинг, ничего больше. Уж не говорю, что, в отличие от вчера, вся туалетная бумага тоже была вывалена из пакета в общую кучу и что мелкая блядь размотала на сей раз даже газеты, положенные мной под матрас, чтобы мягче сидеть. Шмон с особым пристрастием, короче. Слова тут совершенно бессильны. Этих мразей надо убивать!!!
Забыл еще, что мелкая мразь пыталась спрашивать: мол, зачем вы так туго завязываете пакеты, а потом жалуетесь? То бишь – жалобы все-таки хоть на 1% сработали, про пакеты им сказали!..

14-51
Забыл еще: глумление было настолько явным и сознательным, что, кроме щита и пр., крыса Ганька докопалась даже до бирки: мол, где у вас бирка? – хотя прекрасно знает, что бирка бывает на робе, и прекрасно видела, что я не в робе, а в свитере (впрочем, и это тоже может быть поставлено мне в вину, как бывало не раз в Перми). Рыжая же блядь, выпотрошив баул, полезла еще рыться в книгах на шкафчике – и спрашивать крысу, сколько, мол, книг ему положено. Дело в том, что отроду эта блядь не интересовалась этим. А тут – пришли явно чтобы докопаться до ВСЕГО, до любой мелочи, не совпадающей с их «режимом»…

17-24
Усердствовали настолько, что даже мыло (из банного пакета) вытряхнули из мыльницы на кровать, в общую кучу, ублюдки! А крыса Ганька, по-моему, что-то вякала и насчет заправки кровати «не по образцу». Если да, то это от нее тоже впервые.

14.3.19., 12-22
Очередной погром – и 19 минут сбора вещей после него. Опять мелкая блядь, перчаточник и крыса Ганька-Панька. Крыса, как обычно, сначала повыставляла на стол вещи из моего хозпакета под столом, потом под закинутым матрасом увидела пакет с книгами – вытащила и занялась просмотром и перелистыванием книг; впрочем, ни одной не забрала. Мелкая блядь с перчаточником потрошили мой баул; мелкая блядь, вывалив всю туалетную бумагу, бритвенные принадлежности, взяв за углы и вытряхнув пакет с носками (даже вид не делает, что что-то ищет, просто тупо вытряхивает в кучу – и всё!), вдруг увидела, что перчаточник вынул пакет с трусами – и, не развязывая, положил в кучу на шконку. Сразу же ему: «Чё не развязал?». То бишь, не только сама пакостит, но и следит, чтобы пакостили другие. Во время шмона зашла еще какая-то начальственная гнида, фамилии не знаю, но помню ее рыло еще по шмонам прошлой зимы. Увидела надпись «Putin must die!» на внутренней стороне дверцы шкафчика с едой, спросила, я ли писал, припугнула :) меня недавно принятым законом о «неуважении к властям» :)) – и велела мелкой бляди заснять надпись на регистратор, что та и проделала с величайшим удовольствием. Уходя, мелкая блядь глумливо сказала, как почти всегда: «До свидания, доброго дня вам». Я, правда, как уже не раз делал, плюнул ей вслед.
Убивать, убивать, убивать! Это не люди, это нечисть, насекомые. В отношении их позволено всё. Их надо стрелять, взрывать, резать, жечь, топить, вешать и разрывать напополам, привязав к двум автомобилям!

17-24
Как маленькое, но всё же утешение после утреннего – приехал Андрей Креков. (И обещает еще быть завтра.) Я-то его ждал только завтра! К счастью, на сей раз никаких заявлений о предоставлении встречи с ним писать не пришлось, повели сразу – и, к счастью, в адвокатскую, а не на короткую свиданку! Он по дороге ко мне говорил с начальником тюрьмы Зейналовым: тот видел мое видеоинтервью, снятое еще в декабре Калабиным – и мной недоволен: дескать, я в интервью на него – Зейналова – что-то наговариваю! :) Хотя я помню, что вообще там его фамилию не упоминал, только мрази Чемерова, как раз тогда его замещавшей.
Поговорили с Андреем. Он, оказывается, почему-то считал, что я тут в ЕПКТ нахожусь, и был удивлен, когда я ему дал УИК со 130-й и 131-й статьями – про тюремный режим. Про ублюдков – мелкую и рыжую блядей с их глумливыми шмонами – сказал, что можно подать прямо в «суд», чтобы их хотя бы допросили, тогда фамилии их станут известны. Не знаю, будет ли он подавать, надо ли это, – всё равно ведь ясно, что «суд» встанет на их сторону. А по поводу основного вопроса моего к Наталье о будущем – кое-что она сообщает, но сведения не окончательные, никакой ясности нет.

15.3.19., 16-38
Пришел опять Креков, – перед самым обедом, я ждал всё утро и нервничал. Но всё же пришел. Оказывается, бумаги, отправленные Сидоркиной в здешний «суд», еще им не получены, она по настойчивой просьбе Крекова проверила в интернете движение заказного письма. То бишь, заседание, видно, будет не раньше второй половины апреля. И – безумная, нелепая новость, возникшая, похоже, только вчера, уже после ухода Крекова от меня: на Сидоркину вышел некий человек – то ли сын, то ли внук… моего деда, Стомахина Леонида Юрьевича, отца матери, которого я считал давно уже покойным!!! Но, говорит этот родственник, дед жив и мной интересуется! :)) Честно говоря, очень мало в это верится: он 1919 г. рождения, ему сейчас как раз 100 лет! Черт его знает, но тотчас всплыла в голове история, рассказанная в одной из книг Григорьянцем: как ему вдруг позвонили какие-то до тех пор ему не известные родственники его отца, стали с ним знакомиться (по телефону), звать его к себе – куда-то в Краснодарский край, кажется, – но по каким-то мелким анкетным деталям он определил, что это жулики. То бишь – понятно, кто их ему пытался подсунуть. Он-то в это время был на воле, а появление моего столетнего дедушки как раз накануне освобождения – выглядит более чем подозрительно. Креков взялся в Москве увидеться с этой родней и поговорить.

17.3.19., 12-22
Опять шмон! Третий за эту неделю! На той неделе было три, включая один повальный; на этой – три только у меня персонально. То бишь, становится все веселее и веселее…
Как всегда. Рыжая блядь и перчаточник. Перчаточник пошарил своими клешнями в ящике с едой на стене, в пакетах под столом, потом пошел помогать рыжей бляди потрошить баул.
А у рыжей бляди – новинка: явно переняв от крысы Ганьки-Паньки, она, зайдя, сразу же спросила меня, где у меня бирка и почему неправильно застелена кровать. Чего не делала за 15 месяцев НИКОГДА!!! Я, разумеется, не стал ей отвечать, ибо единственным ответом на любые ее вопросы может быть только – послать ее на хуй!!!
Ну и – как обычно: трусы, носки, банное, часть туалетной бумаги, футболки, – всё вывалено из пакетов в общую кучу на кровать; пакет внутри банного пакета, в котором лежало чистое для переодевания в бане, порван (но я сумел кое-как завязать дыру в нем); письма, тетради, фотографии, книги, – всё навалено внутрь пустого баула…
Каждый раз одно и то же: говорить не о чем, слова бессильны, надо УБИВАТЬ!!! Молю бога, в которого не верю, чтобы он дал мне в жизни счастье: возможность убить эту рыжую блядь ЛИЧНО, своими руками!!! Иначе, действительно, жизнь абсолютно бессмысленна и жить попросту незачем…

21.3.19., 11-46
С понедельника (18-е) ждал, нервничал по полдня – и вот он, шмон в четверг! Восьмой уже за март!.. Мелкая блядь и перчаточник. Перчаточник, как всегда, рыться в продуктах, в шкафчике и в коробке на нем. А мелкая блядь – та под матрас, с чего она обычно всегда начинает. Баул она на сей раз не тронула, – видно, перчаточнику бывает скучно ждать, пока его опять выпотрошат. Но – видно было, что эта мелкая тварь уже просто не знает, как бы нахулиганить, напакостить у меня в камере поизощренней! Войдя, она не забыла спросить, где у меня бирка и почему не так застелена кровать, – теперь, видимо, это станет у них общим местом, любимой приправой к погромам; научились 11-го марта от крысы Ганьки!! И вот, не получив ответа, не трогая баул, – эта мразь начала сперва рыться в толстых письмах и старых журналах, сложенных под изголовьем, чтобы было повыше спать. Она все их перерыла, пересмотрела и с их места свалила на другое в общую кучу. Потом начала со второго яруса сваливать всё, что там лежало – от старых журналов и писем стопами до старых брюк – туда же, на первый ярус, в ту же кучу, где уже лежали журналы и письма из-под изголовья. Небрежно перелистывая эти толстые стопы бумаг, блядь кидала их туда же. Абсолютно ясно было, что она ничего не ищет, а целенаправленно производит беспорядок, перемешивает вещи и бумаги. Потом перчаточник сказал ей: «Пошли», – и они ушли.
С каким наслаждением я лично, своими руками отрезал бы этой мелкой блядине ее поганую, пакостную головёнку!

23.3.19., 7-20
Очередное ЧП. :) Перед самым подъёмом – вдруг истошные крики где-то наверху, в какой-то камере. Тотчас же по радио объявляют тревогу; вертухаи бегут туда. Слышу – по лестнице волокут кого-то, громко лает собака, тащимый орет: «Нога, сука, нога!!!» – и истошно материт тех, кто его тащит, в их общей быдляцкой манере: мол, я вас всех в жопу выебу, пидорасы!! – и т.д. Его затаскивают сюда, на третий этаж, запихивают в клетку, он беснуется, орет на вертухаев, особенно на какого-то в маске (то бишь, по ночам они тут ходят в масках и с собаками зачем-то!), угрожает то их порезать, то себя, «вывалить кишки» и т.п. (но чем? Вряд ли он успел захватить мойку :) и т.д. Зовет второго уголовника – оказывается, их выволокли вдвоем. Толкает версию, что, мол, вся «хата»мирно спала, а они залетели и ни с того ни с сего выволокли, – «вы чё беспределите?!». Тут с ним через дверь начинает разговаривать из 20-й главный (с недавних пор) местный блатной. Из разговора ясно, что они знакомы по воле; и этому блатному он тоже толкает туфтовую версию: мол, я спал, во сне упал со шконки, тут они залетели и выволокли! Понятно, что бред. А потом, когда он маленько поуспокоился, из бесед с корпусным, которому он всё хотел что-то объяснить, выяснилась истина: драка в камере. Ну и что, мол, – два взрослых мужика набили друг другу морды, подумаешь!.. И, по словам корпусного, даже «хватались за ложки» (заточенные, разумеется). Второго уголовника уволокли куда-то еще, а этот пока так и стоит тут в клетке, ждет, когда его примет явившееся уже на службу начальство.
Забавно то, что, во-первых, с этим ЧП они даже забыли дать по громкоговорителю «отбой тревоги», как делают обычно, хотя прошло вот уже полтора часа!! :))) Во-вторых – забыли вообще, как каждое утро, провести подъем, спросить всех, есть ли мусор, зажечь всем свет (и слава богу!!), погасить ночники и т.д. Просто отлично! :)) Получилась хоть небольшая, но компенсация за вчерашний вечер, когда эти ублюдки на 20 минут позже зажгли свои ночники (а их же включают откуда-то централизованно!) – и, соответственно, до тех пор не гасили свет!

12-21
Ну и конечно – погром! :) Всего через день после прошлого. И уже девятый за март. Вещи собирал 15 минут.
Все как обычно. Перчаточник шарил в шкафчике с едой, в коробке на нем, в хоз. пакете под столом – а рыжая блядь потрошила баул. Войдя, сурово спросила меня, почему нет бирки и не заправлена кровать :)) – теперь этот номер будет постоянным! :) Вывалила всё, а письма, конверты чистые и пр. – как обычно, накидала в пустой баул. Гора носков, трусов, футболок, полотенец на кровати… Один пакет с двумя футболками – опять порвала. Развязала!! – но при этом и порвала, весь, напрочь, его уже никак не заделать. То бишь – глумится совершенно открыто, демонстративно, несмотря ни на какие жалобы и ни на какие замечания от начальства.
«Если желание наше велико, то оно непременно исполнится», – пишет Солженицын в «Круге первом». Что ж… Молю бога, в которого совершенно не верю, исполнить только одно, главное мое желание: чтобы эту рыжую блядь, подвешенную за руки, я смог собственноручно порубить на куски, настругать ломтями. И не когда ей 70 лет будет, а сейчас, пораньше!..

24.3.19., 20-00
Весь день вдруг дикий холод в камере, непонятно с чего. Ветра на улице нет, окно запенено – но я реально мерзну! Весна, чтоб ее!..
Жрать опять совсем нечего: уже недели две, за редчайшим исключением, на обед – сечка! И на вечер, как и прежде, – капуста, которую я перестал брать. Что на завтрак – даже не спрашиваю, беру только чай и пью его с ларьковскими вафлями. Поесть нормально –колбасу или сосиски из ларька в виде бутербродов – тут можно один раз в день, остальное время – впроголодь…
Со слов Натальи в последнем письме, Креков встретился в Москве с этим Павлом Морозовым, неродным внуком моего деда. Тот вручил ему копии всяких документов – свидетельств о рождении и пр. Оказалось, дед таки умер – в 98 лет, и был, как явствует, видимо, из этих документов, 1920 года рождения, а не 1919, как я – тоже из каких-то документов – знал еще со школьных лет. То бишь, умер только в прошлом году, я так понял. Тогда этому Морозову от меня больше ничего не должно быть нужно, никаких личных со мной контактов, – отдал бумаги, спасибо, и всё! Родом дед был из Белой Церкви, где в архиве я прадеда (его отца) хотел искать. Эти документы деда теоретически дают мне право на украинское гражданство, по новым тамошним правилам (после революции 2014), – но кто же мне в реальности даст гражданство, даже подумать смешно!.. :)))

25.3.19., 17-32
Только что – явление крысы Ганьки-Паньки со «щитом информации»! Тем самым (точнее, уже другим, конечно, но с «информацией» той же самой) стендом, что забрали перед Новым годом, после доносов ДПНТ, что он у меня висит перевернутым к стене. Я уж думал – всё, не будет ровно три месяца не было, – и вот нА тебе!.. :)) Я его тотчас перевернул опять, конечно, и пока они шмонают по десять раз в месяц – будет висеть так!

17-53
Второе явление той же крысы, опять перевернувшей щит и желающей лично на нем показать мне «образцы» формы и заправки кровати, а также мои «обязанности», да плюс еще – сфотографировать меня на фоне этого щита. Всё это ей, хоть не сразу, но удалось, кроме последнего, – уж фотографироваться я отказался наотрез. Сейчас, пока пишу это, вертухай пялится в «глазок», стучит в дверь и тявкает: «Стомахин, повесь нормально доску информации!». Это, видимо, мелкая пигалица, которая, пока шел процесс, стояла в дверях и подтявкивала крысе Г.-П.

21-37
Только эта мразь ушла – «Крути вещи!». То-то я думал только вчера: что-то давно меня никуда не переводят, почти год уже… И вот оно!! Мрази, естественно, не говорят, куда меня – мол, в одноместную, и всё, а эта камера на ремонт закрывается. (В одиночную, точнее, а не в одноместную.) Я понял это сразу как месть режимной крысы Ганьки-Паньки, – ведь не может же быть таких совпадений! С трудом, с 20-й попытки, дозвался опера, он сообщил: в 29-ю, прямо надо мной. А тут, мол, да, ремонт.
И вот пишу эти строки в 29-й. Камера ужасная, гораздо хуже моей 19-й. Крохотный столик, у которого нижняя полка выпирает так, что сидеть за ним можно только боком, прямо сесть – ноги не помещаются, полка внизу их режет. Куцая, узенькая и коротенькая занавеска на туалете, – а там у меня была большая, широкая, толстая, темно-синяя. Тут – просто простыня белая тоненькая, что она есть, что ее нет. Бачок для воды – здоровенный, жестяной, как был в Перми, тут его и ставить-то некуда. А сказал на проверке жирному слонику, что прошу принести мой бачок из 19-й – ноль внимания! Вместо шкафчика на стене – эти дурацкие открытые полки, как в 31-й, 39-й и везде тут. Тоже неудобно, конечно. Тараканы бегают. Розетка – одна (у меня было две), и не над столом, как в 19-й, а… в туалете!!! И только ради того, чтобы ставить что-то кипятить, там, в туалете, приходится держать тумбочку, здоровенную, больше полтуалета она занимает. То бишь – воду для стирки греть одним кипятильником, минимум 40 минут вместо моих 20-ти. Из хорошего – очень тусклый ночник, да и плафон с лампой над кроватью не горит, как у меня в том году. А второй плафон – далеко, над туалетом, дальше, чем в 19-й – и над кроватью вечером шикарный полумрак! Но это-то как раз они вкрутят… И еще – окно тут пластиковое, открывается и закрывается (привязана веревка): вид далеко, на весь район, завтра днем рассмотрю всё получше. Но вообще – п-ц, страшно неудобная камера! Сколько они тут продержат? Неделю? Больше? И что за ремонт в 19-й – не видеокамеру ли решили воткнуть? В 14-й уже есть… Утешаться бы тем, что скоро отпустят по 282-й – но и сегодня не было из «суда» бумажки с датой заседания. Да и едва ли отпустят… :(
Писать письма за таким столиком, сидя боком, будет страшно, мучительно неудобно! В 19-й я за вечер успевал иной раз по 6-7 штук написать, но здесь это не получится, просто не хватит физических сил… :(((

26.3.19., 10-21
Так и не смог заснуть после вчерашнего. Всю ночь, как ни старался, – ни минуты так и не спал… :(((

28.3.19., 20-25
Между прочим, здесь, на четвертом этаже, в клетке, пристроенной к дальней торцевой стене коридора, у них тоже сидит все эти дни, что я здесь, какой-то придурок. Явно не в себе, по временам принимается истошно орать на весь коридор, петь во все горло песни, и т.д. В том числе и утром, после проверки, когда всё быдло спит – и он им, естественно, мешает. Уродец из 31-й, к которому меня запихивали почти год назад, яростно материт его за это (что мешает спать), угрожает сжечь и это же сделать советует вертухаям, а утром, перед и во время проверки, включил свое радио и, видимо, поставил у двери, так что оно играло на весь коридор (что, естественно, для проверки – недопустимая помеха). То бишь, неделями и месяцами держать людей в клетке, на полу, где даже лавочки никакой нет – для этой тюрьмы норма.

29.3.19., 19-58
Опять вечерняя проверка – и опять мразь Коваленко, вслед за жирным слоником: «В камере такой-то содержится такой-то-такой-то…» (это мразь жаждет услышать от меня :)) ), «у вас кровать не заправлена по образцу…» – и обычный итог: «Рапорт написать на него». Слоник исполнительно записывает. На куски бы живьем порубить всех этих мразей с их рапортами и образцами!..

30.3.19., 7-59
Еще вчера забыл записать, что в обед вчера эти ублюдки баландеры опять забыли дать мне второе!! Два раза забывали в том году, причем один раз – примерно в это же время, весной, – и вот опять! Они же должны со своей тележкой подъехать второй раз, дать второе, поскольку казенная тарелка у меня всего одна, сперва в нее наливают первое. И не только у меня одного так на четвертом этаже, я уже слышал. Обычно подъезжают, но вчера – жду-жду, их всё нет, я понял, что опять забыли, помыл тарелку… Знал, что на второе – сечка, так что не стал звать и требовать, даже из принципа – противно, да и себе дороже разговаривать со всем этим дерьмом…

1.4.19., 17-14
Рома так и не появился, хотя Наталья в последнем письме обещала его приезд сегодня, первого апреля. И что же теперь? Когда же? Завтра? Вот так же весь день его ждать? Или он уже вообще не приедет? Полный мрак и неопределенность.
Дикая тоска, как и всегда. Одиночество, пустота, бессмыслица. Жизнь прошла, и уже ничего не изменить, не исправить, и никаких перспектив на будущее. Хотя Наталья обижается, когда я ей пишу, что никаких перспектив: типа, я не ценю ее и Сергея готовность мне помочь. Я-то ценю, но – боюсь, что и их совместных усилий не хватит, чтобы переломить злую судьбу хронического неудачника… :(

2.4.19., 8-37
Вторая неделя в 29-й. Шмонов не было с 23 марта, так и осталось их за март девять – пока рекорд 2019 г. Но – уже 100% жду шмон сегодня! :((( Две ночи уже проспал без наволочки: после бани 31 марта зэк-банщик, мразь, так и не подумал мне ее принести. А ублюдки-вертухаи вообще перестали гасить здесь на ночь свет: погасят, глянут в «глазок» – тут же опять включат и чешут дальше, даже не слушая, чтО я им пытаюсь говорить про ночник…

7.4.19., 8-37
Две недели уже продолжаются каникулы: нет шмонов! С ума сойти! Ровно две недели, с 23-го марта. Хотя каждый день в обычное время – с 11 до 12 – эти ублюдки шмонщики ходят – слышно – по этажу, шмонают другие камеры. Что ж, жду их сегодня, когда-то же они должны прийти и ко мне!.. М.б., опять, как в марте – каждые 2-3 дня будут шмонать, дабы в оставшиеся 24 дня уместить восемь шмонов…
Позавчера, пятого, с утра, еще до шмонов, был ОБХОД (с предупреждением о нем загодя всех камер) какого-то приезжего начальства. Причем не по всему коридору, а лишь по вот этому его концу, где сижу я. Слышна была команда: «Построились!» :)). Но – о счастье! – как раз передо мной обход и закончился! :) По-моему, в 28-ю они еще зашли, а ко мне – уже нет; хлопнула решетка на лестницу – ушли с этажа! Ура, какое счастье – не видеть этих харь!..
А сегодня вдруг – густейший туман с самого рассвета за окном, не видно вообще ничего…

12-31
Ну да, всё точно! Около12 – идут, ублюдки: рыжая блядь, перчаточник, и третий с ними – тот здоровенный бугай, что, еще будучи стажером, в том году водил одно время меня в баню…
Первое, с чего рыжая блядь начала – что, мол, почему без бирки и кровать не так заправлена, это «нарушение режима содержания»! :))) Второе – как я и думал, забрала деревянный брус, которым закрывают окно. Это, мол, «плинтус»! Ты подумай!.. Я слышал уже, что на проверке один раз у кого-то из соседей тоже забрали палку – мол, это плинтус. Но когда до меня тут, в 29-й, сидел азербайджанец, – у него явно палку не забирали. Мне же рыжая блядь мстит, чем только может. Еще – оборвала все веревки между окном и отсекателем, задолго до меня, разумеется, натянутые. Хоть и неудобные – но только на них можно тут было повесить после бани полотенца и стираные вещи. Теперь вообще не на чем. :( Попробовал вместо забранной палки упереть в окно и раму свою клюку, на случай, если опять, как на днях, поднимется дикий холодный ветер и незапирающуюся фрамугу будет вышибать. Нет, увы, клюка не достает, слишком коротка, даже если ее раздвинуть как телескопическую антенну, во всю длину.
Полчаса ровно, 30 минут, собирал опять вещи после этих мразей. Перчаточник, как вошел, сразу полез в тумбочку, стоящую в туалете у самого входа, и долго рылся там, читал старые газеты, – типа, занят делом. Потом полез в мою робу на вешалке, достал блокнот, тоже долго листал и изучал его. Рыжая блядь, напакостив, оборвав все веревочки, дала банщику сигнал браться за мой баул. Полезли в него. Банщик вынул мой банный :) пакет, развязал, заглянул, порылся, положил на шконку. Рыжая блядь увидела, взяла пакет снова – и весь его вытряхнула, как обычно, размотав даже пакет с чистой одеждой (слава богу – не разорвав его на сей раз). Ну и, как всегда, всё – трусы, носки, пакеты для мусора, футболки, бритвенные принадлежности и пр., даже пара перчаток, лежавших в отдельном пакетике и обычно не трогаемых, – всё, полностью, было выпотрошено, вывалено из пакетов в одну кучу на кровать, а письма, тетради и пр. из обоих карманов – навалены в пустой баул. Опять полчаса унизительного рассортировывания и укладывания трусов, носков, мочалок и пр. по пакетам. Надолго ли?.. Хулиганство, типичное хулиганство со стороны рыжей бляди. Да, забыл еще написать: банщик нашел в бауле мою папку с бумагами – и опять, как тогда, 11 марта, мелкая блядь, принялся ее потрошить, выкладывая на стол по отдельности все бумаги и ЧИТАЯ их при этом. Но, по молодости и отсутствию пока еще умысла на сознательное глумление, распотрошил бумаги всё же не до такой степени, как тогда мелкий блядёныш.
Убивать, убивать, убивать! Эти выблядки, потрошители чужих баулов, жить на свете не должны!..

8.4.19., 8-31
Вчера, пока ужинал в десятом часу, поднялся, видимо, легкий ветерок на улице. Не слышно; но окно вдруг начало падать! Раз, другой, третий… А подпереть теперь нечем… Раз, наверное, десять я закрыл фрамугу клюкой – без толку. Так и оставил, лег спать (прохладно, но под одеялом терпимо); только потом в час ночи уже, встав, закрыл – и оно уже не падало. Изо всех сил толкая фрамугу вверх клюкой, обдирая при этом каждый раз руки о решетку отсекателя – о, как я чувствовал ФИЗИЧЕСКИ своё унижение!.. Это надо пережить, чтобы понять, слова тут бессильны. Вот они – мои отроческие грезы о счастливой будущей жизни 30 лет назад…
Собственно, вчера, закончив писать в дневник про шмон, я подозвал вертухая, сказал ему про палку. Он вроде отнесся сочувственно, обещал сказать «старшему» и даже посмотреть на первом этаже под лестницей, где ублюдки из шмонобанды кидают всё отшмонанное. Позже я говорил с ним еще раз. Он сообщил «старшему», да. А больше – ничего. В третий раз пришел уже другой вертухай, который был вообще не в курсе (и не хотел быть в курсе). То бишь – им всем абсолютно наплевать. Отработали смену – пошли домой; добиться от них чего-то – нереально. Сейчас вот на проверке сказал про палку еще одной низкорослой пигалице, которая всё притаскивала мне щиты с «образцами заправки», а вчера на мой вопрос ответила, что она – «начальник отряда» (какого?). Записала в блокнот, что-то смутно пообещала. Что ж, посмотрим…

13-24
В общем-то, можно сказать, что наконец-то рыжая блядь сумела КРУПНО напакостить мне. :( Вываленные вещи что! – их собрал и убрал опять в баул. А тут… На улице прохладно, холоднее, чем вчера. Ветра вроде бы нет, но окно падает постоянно. Вот только что поднял и засёк по часам: две минуты! В принципе, терпимо, но по ногам все же сильно дует, когда сидишь и читаешь. А лето, вслед за весной, может тоже оказаться холодным… :(

9.4.19., 9-33
Спросил сейчас опять на проверке эту мелкую гниду – «начальника отряда» - про палку. Говорит: посмотрела, не нашла – и показывает мне на мою клюку, стоящую у двери: вот, мол, у тебя есть как вариант. Сука, мразь!!! Чтоб ты сдохла, тварь, и чтоб дети твои сдохли!.. Спрашиваю эту мразь: была палка, почему забрали? – Чтоб не хулиганил, наверное. То бишь, этим мразям абсолютно, полностью плевать на все нужды зэков.
Слава богу, под вечер вчера таки да, придумал, как эту раздвижную клюку удлинить настолько, чтобы подпирать окно. Вытащить нижнюю часть из верхней, заклинить в третью дырку сверху, верхний конец до заклиненного вставить обратно – и тогда да, как раз хватает длины, чтобы упереть в отсекатель. Но – палка может быть нужна, чтобы куда-то выйти, и тогда ее придется оттуда снимать, или уже заранее ждать – в баню или к адвокату, например, – и тогда сидеть с открытым окном (хорошо, пока лето уже, считай, – а если до ноября?). Плюс – ведь и вытаскивать надо не резко, а плавно, иначе фрамуга опять грохнется, всем весом влипнет в решетку – и ее потом придется опять еле-еле, изо всех сил поднимать оттуда – а палка моя алюминиевая еле выдерживает эту операцию, может погнуться…

10.4.19., 8-29
Мрачная новость вчера в письме от Натальи. Сидоркина сообщает, что балашовский «суд» запросил у тюрьмы мое внутритюремное «дело» (и, получив его, назначит дату заседания). Зачем? Я же не на УДО подаю. Привести приговор в соответствие в новой версией 282 «суд» может и без всякого «дела», оно ему совершенно не нужно. Тем паче, что в нем, кроме 78, что ли, «взысканий», ничего интересного не содержится. То бишь – видимо, ищут предлог отказать, не отпустить раньше, как будто это УДО… :(
Всё забываю написать, что уже третью неделю, пока я сижу в 29-й, в конце коридора, в клетке, сидит тот идиот, полоумный, который то начинает истошно вопить на весь коридор «аааааааааааааааааа!!!!!!!», то петь песни, то (часами!!) колотить ложкой по своей алюминиевой миске. Бывший завхоз карантина из №31, к которому меня сажали год назад на три дня, то и дело яростно материт этого идиота: тот устраивает концерты в том числе и по ночам, мешая бывшему завхозу спать. И все равно – держат в клетке…

14-43
И вот – наконец-то! Принесли сейчас бумажку: «суд» назначен на 24 апреля, 17-00 по видеоконференцсвязи. То бишь, если вдруг отпустят – через десять дней – день освобождения падает на «праздники» в начале мая, непонятно, когда же точно выпустят.

19-57
Очередная вечерняя проверка – и очередная мразь Коваленко на ней. :) На этот раз про «незаправленную» кровать мразь сказать не успела – а зато тотчас заметила, что роба на мне расстегнута. «Рапорт напишите на него», – велела жирному слонику. А я, честно сказать, нарочно не стал опять застегиваться последнее время: хватит, наплясался под дудку этих мразей, больше не хочу, плевать мне на них с их требованиями, скоро конец срока!..

13.4.19., 8-23
Вчера с самого утра приехал вдруг Рома Качанов, которого я уже и не ждал! Я был уверен, что это Креков, когда выдернули вдруг «к адвокату», благо Крекова тут тоже так называют. Посадили в адвокатскую, ждал там целых полчаса – и вдруг заходит Рома. Оказалось, в первые числа апреля он сильно заболел, лежал с температурой до пятого, и вот только вчера доехал-таки ко мне – а от меня, через Саратов и Москву, едет на неделю в Германию по каким-то юридическим делам. Посидели, поговорили; он считает, что могут и не прямо сразу освободить 24-го по 282, а скинуть месяцев пять или шесть, а дело мое из тюрьмы запросил «суд» для того, чтобы знать: вдруг там какие-то еще «судебные» документы есть, уточняющие мой приговор.
На обратном пути взглянул на дверь 19-й: на табличке написаны две фамилии. То бишь, каких-то двоих туда посадили, а меня оставили здесь…

14.4.19., 7-39
Баня была 11-го, с тех пор постельное белье так и не дали, опять три ночи сплю без наволочки. Ужин вчера на четвертый этаж подняли аж в 20-11 – видимо, специально пережидали вечернюю проверку. А до моей камеры тележка-говновозка с сечкой доехала только в 20-38! Раньше они как-то успевали все-таки раздать это дерьмо до проверки, а в их «распорядке дня», висящем в каждой камере на щите, время ужина – вообще с полседьмого до семи!
Проснулся ночью около трех – и ровно в три ебанутая мразь – бывший завхоз карантина из 31-й – врубила на весь коридор радио с песнями! На всем этаже личный радиоприемник есть только у нее. Хорошо, у меня есть беруши, я заткнул уши ими. Никакие вертухаи то ли вообще не присутствовали на этаже, то ли не вмешивались, – но полчаса или 40 минут музыка играла, не давая спать, потом перестала. Вот так вот здесь во всем – в еде, сне, бытовых вопросах типа наволочки и пр. и пр. – полностью зависишь от всякой мрази и нечисти, да еще зачастую явно психически неполноценной… :(((

15.4.19., 7-27
Полный п-ц! Постельного белья так и не дали, хотя какая-то его раздача вчера вечером на этаже была. Зато, только я поужинал и хотел ложиться спать – ебанутая мразь из №31опять включила музыку на весь коридор! Зову вертухая (молоденький, из смены жирного слоника), подходит, говорит: «Сейчас решим». Уходит. Музыка продолжает играть. На мои вызовы больше никто не подходит, просто отключают сигнал. Ложусь, затыкаю беруши, но тут музыка стихает. Слушаю одним ухом, вынув затычку. Пошли говорить с этим дебилом, не знаю уж, о чем и о ком. Он в «кормушку», как всегда, поматерился на сидящего в клетке идиота, «кормушка» закрылась. Слышу – музыка пошла тише, но так, что все равно без берушей будет мне мешать. Что ж, пришлось затыкать опять. Просыпался в 1-15 – играла так же умеренно, не под самой дверью камеры, видно; а потом проснулся в 2-40 – опять гремит вовсю! И лишь около четырех ее уже не было – ублюдок, наслушавшись и наколобродившись, завалился, видимо, спать.
Плюс – жутко похолодало вчера днем. С утра еще было солнце, потом пошел дождь, а за ним – поднялся бешеный ветер, какого и зимой не было! :(( Окно подперто моей клюкой, но щель остается – и в нее задувает так, что в камере реально холодно. Всё повторяется… Если вдруг приедет Креков или дернут в баню – придется срочно снимать палку с окна, помещение будет выстужено…

Дальше

На главную страницу